ОТКРЫТИЕ ЭРЫ РЕАКТИВНОЙ АВИАЦИИ (60 ЛЕТ СО ДНЯ ПЕРВОГО ПОЛЕТА РЕАКТИВНОГО ИСТРЕБИТЕЛЯ-ПЕРЕХВАТЧИКА БИ-1)

© Л.В.Мышкин
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Авиация и воздухоплавание"
2002 г.

Сто лет тому назад К. Э. Циолковский разработал основы теории реактивного движения. В своей работе «Исследование мировых пространств реактивными приборами» ( журнал «Научное обозрение» № 5 за 1903 год) ученый писал : «…в качестве исследователя атмосферы предлагаю реактивный прибор, то есть род ракеты, но ракеты грандиозной и особенным образом устроенной». Он не только сформулировал ракетный принцип движения космических кораблей, но и предсказал использования его в авиации: «за эрой аэропланов винтовых должна последовать эра аэропланов реактивных или аэропланов реактивных или аэропланов стратосферы». Этот гениальный вывод К. Э. Циолковский сделал, базируясь на понимании того, что «тяга самолета рождается не только обыкновенным способом, то есть воздушным винтом, но и отдачей продуктов горения».

Первый отечественный ракетный самолет (истребитель – перехватчик БИ-1 ) был создан под руководством В. Ф. Болховитинова в 1942 г. 15 мая 1942 года состоятся первый полет. Летчик — Г. Я. Бахчиванджи.

Поисковая работа над самолетом была начата незадолго до Великой Отечественной войны учениками В. Ф. Болховитинова, А. Я. Березняком и А. М. Исаевым. 9 июля 1941 года В. Ф. Болховитинов обратился в правительство с предложением о создании ракетного истребителя-перехватчика. Через несколько дней правительство приняло решение о постройке самолета в сжатые сроки. Уже к 1 сентября 1941 года первый экземпляр самолета (планер) был отправлен на летные испытания. Доводка самолета осуществлялась на Урале.

Истребитель-перехватчик БИ-1 содержал много нового. Он представлял собой самолет нормальной схемы с 3-х килевым оперением, моноблочным многостеночным крылом с гладкой обшивкой, монококовым фюзеляжем с баками для размещения керосина (135 кг) и азотной кислоты (570 кг), убирающимся шасси, жидкостным реактивным двигателем конструкции Л. С. Душкина Д-1А, двумя пушками ШВАК-20, тяговооруженностью 0,67 и массой 1650 кг. Максимальную, невиданную по тем временам, скорость 800 км/ч и скороподъемность 82 м/с самолет, ведомый Г. Я. Бахчиванджи, развил в седьмом испытательном полете 27 марта 1943 г. Этот полет для Г. Я. Бахчиванджи был последним — он героически погиб.

Конструкторское бюро В. Ф. Болховитинова явилось школой подготовки конструкторских кадров. Многие из них стали ведущими руководителями при создании ракетной и космической техники и среди них академики, Герои Социалистического Труда СССР А. Я. Березняк, К. Д. Бушуев, А. М. Исаев, М. В. Мельников, В. П. Мишин, Н. А. Пилюгин, Б. Е. Черток.

В. Ф. Болховитинов (1899–1970) после окончания в 1926 г. ВВИА им. Н. Е. Жуковского — механик Севастопольской военной школы летчиков (1926), адъюнкт академии (1926–1931), преподаватель (1931…1933, 1947…1949), начальник кафедры (1933–1937, 1949–1965), профессор кафедры (1965–1970), главный конструктор авиационной промышленности (1937–1946), заместитель начальника НИИ ВВС (1946–1947).

Заслуженный деятель науки и техники РСФСР, профессор, доктор технических наук генерал-майор — инженер В. Ф. Болховитинов — замечательный конструктор, педагог и ученый, основатель научной школы прогнозирования развития летательных аппаратов, созданием ракетного истребителя-перехватчика БИ-1 первым подтвердил прогноз К.Э. Циолковского начала эры реактивной авиации.