ПРАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ИДЕИ ЛЮТЕРА БЕРБАНКА КАК ИСТОЧНИК МИРОВОЗЗРЕНИЯ К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО

© В.И.Алексеева
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2002 г.

Работы современника К.Э. Циолковского, крупнейшего американского селекционера Лютера Бербанка (1849–1926) оказали несомненное влияние на мировоззрение учёного, которое проявилось в следующих направлениях. 1. Уверенность Циолковского в возможности развития и совершенствования растительного царства планеты (потребительских свойств культурных растений) в целях создания достойной пищевой базы растущего населения земного шара. Циолковский упоминал имя Бербанка в работе «Гений среди людей» и особенно в статье «Растение будущего» в связи с его перспективными работами по выведению новых сортов растений с заданными свойствами, совершенствованию видов, в частности, выведению бесколючего гигантского кактуса с ценными плодами для пустынь и полупустынь. 2. Убеждение Циолковского в незаконченном филогенетическом развитии человека, в возможности и необходимости совершенствования физиологии человека, на чём основана идея зоофита («животного космоса») будущего. 3. Идея Циолковского о возможности целенаправленного отбора растений, животных, человека в целях развития исключительно совершенных качеств различных классов живого.

12-томное собрание сочинений Л. Бербанка под названием «Методы и открытия и их практическое применение» было издано в США в 1914–1915 гг. Эти работы либо в оригинале, либо в переводах были хорошо известны в нашей стране, так как их широко цитировали К. А. Тимирязев и И. В. Мичурин.

Проведя сравнительный анализ текстов сочинений Бербанка («Жатва жизни», «Избранные сочинения» и сочинений Циолковского «Растение будущего», «Животное космоса», «Мои идеи монизма в 1924 году», «Будущее Земли и человечества», «Идеальный строй жизни», «Общественная организация человечества», «Что делать на Земле», «Жизнь человечества», «Любовь к самому себе, или истинное себялюбие», «Очерки о вселенной» и др.), мы пришли к следующим выводам.

Мировоззренческой и методологической базой для практической работы Бербанка и теоретических выводов Циолковского послужил дарвинизм. Доказательства единства происхождения живого, наличие генетической связи между видами прошлых эпох и современности, способность изменяемости растительных и животных форм, которую Бербанк называл пластичностью — именно эти выводы Дарвина, изложенные во многих трудах, но прежде всего в работах «О происхождении видов путём естественного отбора» и «Прирученные животные и возделываемые растения», создавали основу для идеи практического совершенствования живых форм.

В трудах Бербанка внимание Циолковского могли привлечь следующие моменты. Это глобальное мышление и деятельность в масштабах планеты. Бербанк работал в масштабах всего земного шара, беря в качестве родительского материала для выведения нового сорта с заданными свойствами растения разных континентов. Это и был идеал Циолковского — все его научно-технические и социальные проекты были нацелены на совместную деятельность человечества. Ни один из глобальных проектов Циолковского в области техники и социологии не реализуем на базе локальных человеческих объединений.

Идея эволюции (идея воздействия изменением факторов окружающей среды), нацеленная против теории застывших форм, неизменяемости видов, давала возможность человеку стать именно таким фактором. «Моим страстным желанием было иметь дело с природой и преобразовывать пластические формы живых организмов, а не проводить классификацию зафиксированных неизменных и мёртвых…». Именно эта идея, применённая Бербанком к области растений, на наш взгляд, была экстраполирована Циолковским на человека. Как известно, он предполагал совершенствование человека в сфере физиологии, нравственности, социологии. Бербанк также размышлял на эту тему: «Дарвин писал о растениях, я думал о людях. Если природа выработала необыкновенную систему, благодаря которой растения могли для своей собственной пользы обновляться, получать иной вид и улучшаться, почему природа не должна была допустить применения этой самой системы для выгоды и пользы человека?»

Идея ускорения эволюции, идея замены бессознательного отбора целенаправленной деятельностью, в которой сам человек выступает как важнейший активно-основополагающий для Циолковского эволюционный фактор. «Итак, во всех наших опытах с растениями мы найдём, что работаем не против эволюции, а вместе с нею. Мы просто изыскиваем способы найти сокращённый путь в грядущие века, способы сокращения времени, которые не меняют конечный результат, а лишь ускоряют получение этого результата. И кто бы мог сказать, что, помогая растениям достичь определённого результата в 1913 г., которого без нашей помощи они, возможно, не достигли бы и в 3913, мы не являемся такими же элементами эволюции, как пчёлы, или птицы, или бабочки, и ветры, и дожди, и морозы. Кто бы мог сказать, что наше влияние, неизмеримо большее, чем всякое другое воздействие на жизнь растения, не является преднамеренной частью поступательного движения вперёд в общем плане развития органического мира? <> Движение вперёд, которое без нашего содействия не было бы осуществимо и в течение сотни или тысячи лет». О роли селекционера он писал: «…самое лучшее, что ему дано, — не создание и разрушение, а только оказание небольшого избирательного и направляющего влияния на великую схему эволюции растений». Открытие внутренней гармонии живого, по мысли Бербанка, было и целью Циолковского. По крайней мере, принципы отбора должны были способствовать, по Циолковскому, первое, ускорению процесса становления нравственности (ограничение рождаемости людей, отягощённых пороками) и второе, становлению совершенного общественного строя на планете (выборная система, предполагающая продвижение гениев для управления государством). Термин «отбор» также использовался учёным.

В общеисторическом контексте принципы эволюции активно разрабатывались с середины ХХ века, особенно в трудах Герберта Спенсера и Чарльза Дарвина. Активным пропагандистом идей развития в природе и обществе, единства живой и неживой природы был Д. И. Писарев. Обострялись споры между идеологами теологической трактовки (креативности и неизменяемости видов) и представителями эволюционизма. К. Э. Циолковский занял позицию современного ему естествознания, впитал идеи крупнейших учёных-материалистов, в том числе и Лютера Бербанка.