КОСМИЧЕСКИЕ ТРАССЫ ГЛАВНОГО КОНСТРУКТОРА АВТОМАТИЧЕСКИХ МЕЖПЛАНЕТНЫХ СТАНЦИЙ (К 90-ЛЕТИЮ Г. Н. БАБАКИНА)

© В.Г.Довгань
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "История ракетно-космической науки и техники"
2004 г.

Георгий Николаевич Бабакин — Главный конструктор автоматических межпланетных станций для исследования Луны и планет Солнечной системы, Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской премии, член-корреспондент Академии Наук СССР.

13 ноября 2004 г. ему исполнилось бы 90 лет.

Г. Н. Бабакин родился в Москве. После окончания семилетней школы в Хамовниках в 1929 г. поступил на годичные курсы радиомонтеров при «Обществе друзей радио». Его трудовая деятельность началась в Московской городской телефонной сети с должности старшего радиомонтера. Затем – работа в Московской радиотрансляционной сети, в Парке культуры и отдыха «Сокольники» им. Бубнова.

Весной 1936 г. Г. Бабакина призвали на военную службу, которую он проходил в Московской пролетарской стрелковой дивизии в должности радиста. Но красноармеец Бабакин прослужил всего полгода, т. к. медики признали его негодным для службы в армии по состоянию здоровья – сказалась полученная травма позвоночника. Демобилизованный воин устроился радиотехником в ЦПКиО им. Горького. Но уже в 1937 г. он был принят на работу в лабораторию автоматики Академии коммунального хозяйства при Совнаркоме РСФСР на должность лаборанта. В этом же году он сдал экстерном экзамены за десятилетку и получил аттестат зрелости. Стремление молодого сотрудника к самообразованию и творчеству было замечено, и в 1938 г. его переводят на должность старшего лаборанта, в 1940-м — младшего научного сотрудника, а в начале 1941 г. — старшего научного сотрудника. В его личном деле сохранился отзыв Заслуженного деятеля науки и техники С. Строганова: «Считал бы возможным представить тов. Бабакину звание и. о. старшего научного сотрудника и предложить ему в трехлетний срок закончить ВУЗ и оформить свою работу в виде кандидатской диссертации».

Однако начавшаяся Великая Отечественная война не позволила этому осуществиться. Работа, самообразование совмещались с рытьем противотанковых рвов в пригородах Москвы, ночными дежурствами в составе команд местной противовоздушной обороны. В сентябре 1943 г. как специалиста-радиста его переводят в один из научно-исследовательских институтов Всесоюзного совета научных и технических обществ. Старшему научному сотруднику Г. Н. Бабакину поручено возглавить создание достаточно сложной и ответственной комплексной системы управления, имеющей важное оборонное значение. Он становится руководителем научной лаборатории, а затем — начальником специализированного конструкторского бюро и главным конструктором разработки.

В 1949 г. Г. Н. Бабакин вместе со своим коллективом и тематикой переводится в авиационную промышленность, в НИИ-88, где и произошла его первая встреча с С. П. Королевым, сыгравшая не последнюю роль в его дальнейшей деятельности.

С. П. Королев по достоинству оценил способности, энтузиазм, конструкторский и творческий талант 35-летнего Бабакина, «сотрудника, не имеющего высшего образования, но стоившего пяти дипломированных». Тогда же С. П. Королев на одном из технических совещаний, внимательно слушая доклад Георгия Николаевича о работах своего КБ, заметил: «А у него есть искра Божья!». Кстати, в 1965 г., принимая решение о передаче в ОКБ Бабакина ряда тем по автоматическим межпланетным и лунным программам, повторил: «У него есть искра Божья! Ему можно доверять!».

Что же касается высшего образования, то Георгий Николаевич только в 1957 г. заочно оканчивает Всесоюзный электротехнический институт связи и защищает на «отлично» диплом.

Через два года Г. Н. Бабакина переводят в Химки, в ОКБ Машиностроительного завода, которым руководил один из лучших советских авиационных конструкторов С. А. Лавочкин. В начале 50-х ОКБ и завод наряду с авиастроением переходили на проектирование ракетной техники – зенитных управляемых и межконтинентальных крылатых ракет. Г. Н. Бабакину поручили возглавить отдел управления, который потом стал называться отделом управления и электронного моделирования. Его приход в Химки оказался, по воспоминаниям заместителя С. А. Лавочкина доктора технических наук, профессора Н. С. Чернякова, «как нельзя нужным и своевременным. В процессе создания сложных систем и комплексов самолетного вооружения Г. Н. Бабакин сыграл выдающуюся, во многом решающую роль, определил успех осуществления многих проектов – таких, как всепогодный перехватчик Ла-250». За работу по зенитным ракетам Г. Н. Бабакин в 1956 г. был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1960 г. Георгий Николаевич назначается заместителем главного конструктора по управлению системами.

В конце 1964 г. неофициально, а со 2 марта 1965 г. официально ОКБ перешло на космическую тематику, а Г. Н. Бабакин был назначен Главным конструктором по созданию автоматических станций для исследования Луны и планет Солнечной системы и Главным конструктором этого ОКБ. Первыми успехами на этом космическом пути стали подготовка, запуск и первая в мире мягкая посадка на поверхность Луны станции «Луна-9», которая 3 февраля 1966 г. передала на Землю панораму участка, где она прилунилась. Так началась «лунная одиссея».

Не перечисляя всех созданных вслед за «Луной-9» космических аппаратов, отметим: первый в мире искусственный спутник Луны («Луна-10»), первая автоматическая лунная ракета, доставившая на Землю образцы лунного грунта («Луна-16»), первый дистанционно управляемый луноход («Луноход-1»), первый спуск в атмосфере Венеры («Венера-4»), спуск аппаратов до глубоких слоев атмосферы Венеры («Венера-5» и «Венера-6»), первая посадка на поверхность Венеры («Венера-7»), доставка спускаемых аппаратов на поверхность Марса и исследование этой планеты двумя аппаратами с различных орбит искусственных спутников («Марс-2» и «Марс-3»).

15 космических аппаратов стартовало к Луне, Венере и Марсу еще при жизни Г. Н. Бабакина. А сколько уходило в полет, неся его идеи, его мысли, его планы, в последующие годы!

Г. Н. Бабакин буквально сгорел на работе, он умер 3 августа 1971 г.