ТРУДЫ И ПОБЕДЫ РАКЕТЧИКА. К 90-ЛЕТИЮ Г. А. ТЮЛИНА

© А.Ф.Евич
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "История ракетно-космической науки и техники"
2004 г.

9 декабря 2004 г. исполняется 90 лет со дня рождения одного из организаторов и крупных руководителей ракетно-космической отрасли страны генерал-лейтенанта Георгия Александровича Тюлина (1914-1990 гг.), доктора технических наук, профессора, Героя социалистического труда, лауреата Ленинской премии, кавалера орденов и медалей, в том числе боевых.

Из аспирантуры мехмата МГУ в июне 1941 г. добровольцем ушел он в Красную Армию. Его «катюши» наводили ужас на врага, заставляли отступать. За инициативность и смелость в боях Тюлина наградили 7 орденами и многими медалями. За год до победного окончания Великой отечественной войны его вызвали с фронта и поручили изучать немецкие ракеты дальнего действия и готовиться к ознакомлению с ракетными трофеями в Германии.

И уже в мае 1945 г. подполковник Тюлин оказался в Берлине. Он возглавил группу военных и гражданских специалистов («Хозяйство Тюлина»), которой вменялось в обязанность воспринять все, что сделали немцы в области ракетного вооружения, в частности, ракеты ФАУ-2, которые в период войны совершали налеты на столицу Англии. Ему приходилось решать не только научно-технические задачи, но и житейско-бытовые вопросы (питание, жилье, транспорт, охрана).

В горячих трудовых буднях Г. А. Тюлин плотно соприкасался с такими специалистами, ставшими впоследствии корифеями ракетной техники, как С. П. Королев, В. П. Глушко, Н. А. Пилюгин, В. И. Кузнецов, В. П. Бармин, А. М. Исаев, Ю. А. Победоносцев, Б. Е. Черток, М. С. Рязанский, Ю. А. Мозжорин, Н. Ф. Герасюта, Р. Ф. Аппазов и многие другие.

По возвращении из Германии (февраль 1947 г.) Георгий Александрович как начальник баллистического отдела ГАУ незамедлительно включился в подготовку запусков ФАУ-2 на полигоне Капустин Яр. А через год он был назначен начальником отдела теории полета в НИИ-4 Академии артиллерийских наук, а еще через год — заместителем начальника НИИ-4. Но по-прежнему активно участвовал во всех деяниях Главного конструктора С. П. Королева: занимался траекторно-баллистическим обеспечением ЛКИ ракет Р-1, Р-2, Р-5, Р-5М (с ядерной боеголовкой) и полетов первой советской МБР Р-7 и сделанной на ее базе ракеты-носителя, запустившей первые в мире ИСЗ.

Он был родоначальником полигонного измерительного комплекса, предложил и возглавил первые НИР по наземному и плавучему командно-измерительным комплексам. Благодаря его настойчивости, глубоким теоретическим познаниям и практическому опыту, а также усилиям его соратников и учеников эти комплексы удалось ввести в строй в невиданно короткие строки.

В августе 1959 г. его назначили директором НИИ-88 — головного института ракетно-космической отрасли. Он директорствовал лишь два года, но эти годы по значимости эквивалентны десятилетиям. Институт из вяло действующей организации превратился в штаб отрасли, отслеживающий работы по современной технике и разрабатывающий программы развития техники на перспективу.

Новый директор не упустил возможности развернуть и новые работы: создает материально-технические предпосылки к созданию координационно-вычислительного центра (КВЦ) НИИ-88, построив корпус № 2 на 4000 м2 и оснастив его современными для того времени ЭВМ: М-20, Урал-5, Урал-1. КВЦ стал прообразом будущего ЦУПа, который строился и оснащался уже после ухода Тюлина на повышение в Госкомитет оборонной техники (ГКОТ), затем в Минобщемаш. Но, находясь на более высоких административных ступенях, он и оттуда опекал создание и рост ЦУПа. Призванный служить в верхних эшелонах отраслевого руководства, Г. А. Тюлин оставался верен себе. Тяготея к организационной и тематической четкости, он, находясь в ранге первого заместителя председателя ГКОТ, провел огромную работу по формированию нового министерства — Минобщемаша (в конце 1964 — начале 1965 гг.)

Работе в госкомитете и министерстве был свойственен уже государственный масштаб. И Тюлин не спасовал. Он легко находил точки соприкосновения с министрами, ответственными партийными работниками, руководителями регионов. Это помогало ему не только успешно выполнять руководящую работу в министерстве, но и выполнять функции председателя госкомиссий, возложенные на него правительственными решениями. И не было случаев, чтобы Г. А. Тюлин как председатель госкомиссии не смог решить какой-либо организационно-технический вопрос, выходящий за рамки Минобщемаша. Возглавляемые им госкомиссии обеспечивали запуск пилотируемых космических кораблей, лунных и межпланетных аппаратов. Родина не забывала его трудовых заслуг. Он был награжден двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции и удостоен звания Героя Социалистического труда.

В 1976 г. в звании генерал-лейтенанта-инженера он уходит на пенсию. Но разве мог такой человек, как Тюлин, быть просто пенсионером, выключенным из общественной жизни и трудового ритма. Из различных организаций ему следовали предложения работать на руководящих должностях. Профессор Тюлин выбрал МГУ, где он в далеких тридцатых годах вдохновенно вел научно-теоретические изыскания. Его в 1977 г. с радостью приняли на кафедре газовой и волновой механики мехмата. Он быстро вписался в коллектив и вскоре создал и возглавил «Проблемную лабораторию волновых процессов», по аналогии с которой были организованы еще шесть лабораторий, в совокупности образовавшие «Отдел прикладных исследований по математике и механике» во главе с ректором МГУ академиком РАН В. А. Садовничим. Главным в деятельности лабораторий было то, что они свою работу тесно увязывали с нуждами ракетно-космической техники.

Ю. Н. Коптев — генеральный директор Росавиакосмоса (1992-2004 гг.) писал: «Георгий Александрович Тюлин был патриотом нашей отрасли, нашей Родины. И этим все объясняется. Будучи на пенсии, работая в МГУ, он живо интересовался современным состоянием ракетно-космической техники, не порывал связь с отраслью, выполнял совместные работы. Его образ, его труды и победы, как маяк, помогают нам ориентироваться в сложных реалиях сегодняшней жизни».