К. Э. ЦИОЛКОВСКИЙ – ПЕРВОКОСМОНАВТ ЛУЧИСТОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

© Б.П.Филимонов, А.Б.Филимонов, Н.В.Матвейчук
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2005 г.

Среди работ Циолковского в области авиации и воздухоплавания, ракетодинамики, космонавтики, космической биологии и медицины, естествознания, техники, лингвистики научно-фантастические сочинения составляют лишь малую часть. Как ни странно, бурное развитие космонавтики приковало внимание людей к наукам, непосредственно связанным с нею, и о «фантазиях» великого ученого как-то подзабыли, хотя их высоко ценили прежде всего такие писатели как А. М. Горький, В. Я. Брюсов, И. А. Ефремов и многие другие…

Знал ли скромный преподаватель арифметики и геометрии в начальном училище Боровска русскую фантастику? Безусловно.

Именно в Боровске тридцатилетний Циолковский создаст свое первое вполне законченное литературное произведение – фантастическую повесть «На Луне». Уже в ней в полной мере проявился его талант писателя, популяризатора, ученого.

Повесть была закончена в 1887 году и впервые опубликована в 10 и 11 номерах журнала «Вокруг света» за 1893 год, а вскоре вышла отдельным изданием с рисунками А. Гофмана.

Вдохновленный литературным успехом, молодой автор в последующие три года пишет три обширных научно-фантастических работы – «Изменение относительной тяжести на Земле» (1894), «Грезы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения» (1895), «Вне Земли» (в 1896 г. было закончено 9 глав). Освоив мысленно нашу планету и Луну, он приглашает читателя в странствия по Солнечной системе. Эффект присутствия при этом воистину необычайный. Даже сейчас трудно отделаться от ощущения, что автор как бы ведет репортаж с борта космического корабля.

В литературе, как и в науке, множество странствующих идей и сюжетов. Но при всем при том существует еще и идея приоритета. А таких приоритетных находок у Циолковского – сотни! То он уменьшает Солнечную систему до размеров футбольного поля, то обращает столетие в секунду, чтобы читатель мог насладиться чудным зрелищем «ползающих в разных направлениях звезд», то мимоходом, как и положено гению, высказывает одну из самых глубоких мыслей, которая станет впоследствии краеугольной в трудах наших отечественных «космистов» – В. И. Вернадского, А. Л. Чижевского и других. Это мысль о человечестве как едином существе, об ограниченности на планете запасов полезных ископаемых, даже солнечной энергии, об ответственности каждого из нас за бессмертие человеческого рода, обеспечить которое удастся, лишь расселившись по Галактике, когда «через десятки миллионов лет ослабнет сияние Солнца».

Местами повесть К.Э. Циолковского «Вне Земли» читается как произведение о современной космонавтике – настолько точно и пристрастно заглянул Циолковский в будущее.

Там, в будущем, он угадал и революцию 1917 года (глава «Состояние человечества в 2017 году»), и учреждение Организации Объединенных Наций в 1945 году (в 2017 году эта организация существует свыше 70 лет), да и многое другое. Однако секрет мощного художественного воздействия – не только в сбывшемся и предугаданном. Текст овеян поэтикой космических тайн, занимавших лучшие умы прошлого.

В юности Циолковский обосновал выход человечества на околоземные, околосолнечные орбиты, а теперь, в 20-е годы XX века, он глубоко задумывается над космической миссией земного разума, над проблемами сношения с неопознанными звездными цивилизациями, «монизмом» (единством) Вселенной. Не хаос, смерть и разрушение видятся ему в клубящихся туманностях ночного неба, а гармония, организованность, красота. И назначение любой цивилизации – созидательной целенаправленной деятельностью вносить свою лепту в космическую эволюцию. Исходя из законов неограниченной экспансии жизни – ее стремление занять максимальное пространство, Циолковский рисует картину созидательного труда человека-творца.

Много необходимого, зачастую загадочного содержится в своде работ, начиная с «Биологии карликов и великанов» вплоть до «Научной этики» и «Космической философии» : небесные животные, питающиеся энергией Солнца, объединения разумных цивилизаций, ведущих под руководством тщательно избираемых «президентов» космобиологическую созидательную, а по необходимости и разрушительную деятельность, и многое другое, что взято на вооружение современными научными фантастами, вряд ли подозревающими, кто автор той или иной первоидеи. А если и подозревающими, то скромно о том умалчивающими. Единственным, кто не раз заявлял, что образ Великого Кольца Миров развит на основе космических построений Циолковского, был ученый и фантаст Иван Антонович Ефремов.

«Можно вскоре ожидать наступления разумного и умеренного устройства на земле…» – уверенно предсказывает Циолковский. – «Наступит объединение, прекратятся вследствие этого войны, так как не с кем будет воевать. Счастливое общественное устройство, подсказанное гениями, заставит технику и науку идти вперед с невообразимой быстротою и с такою же быстротой улучшить человеческий быт… Человек сделается истинным хозяином земли. Он будет преобразовывать сушу, изменять состав атмосферы и широко эксплуатировать океаны. Климат будет изменяться по желанию или надобности. Вся земля сделается обитаемой и приносящей великие плоды».

Да исполнится предначертанное русским гением – первокосмонавтом лучистого человечества!