К. Э. ЦИОЛКОВСКИЙ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ТРАДИЦИИ КРИТИКИ ЕВАНГЕЛИЙ

© В.И.Алексеева
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2005 г.

Основное значение текстов Евангелий, написанных К. Э. Циолковским в 1918-20 гг., заключается, на взгляд автора, в стремлении к рационализации сакрального знания, содержащегося в канонических текстах. Ученый стремился выявить научное, то есть всеобщее, рационально обоснованное этическое знание, содержащееся в этих исторических текстах. Такая работа требовала «очищения» смысла от мифотворчества, религиозных фантазий, исторически устаревших данных. Циолковский написал не только «Предание о жизни галилейского учителя Иисуса по Матфею», «Жизнь галилейского учителя (Христа) по описанию ученика его Ивана», «Предание о жизни и учении галилейского учителя Иисуса по Марку», «Предание о жизни и учении Христа по Луке», но и ряд других религиозных произведений, как бы обрамляющих это смысловое ядро.

Ранние работы Гегеля «Жизнь Иисуса» (1795 г.) и неоконченная рукопись «Дух христианства и его судьба» (1800 г.) удивительно схожи с текстами Циолковского простотой изложения реальных исторических событий. Неслучайно А. Гулыга отмечал: «В «Евангелии от Гегеля» нет ни слова о благовещении, непорочном зачатии, чудесах, воскресении из мертвых. Христос Гегеля – моралист, апеллирующий к разуму человека». Сам же Гегель утверждал в духе рационалистического пантеизма: «Чистый, не знающий пределов разум есть само божество. В соответствии с разумом упорядочен план мироздания; разум раскрывает перед человеком его назначение, непреложную цель жизни…». Сравнительный анализ показывает единство подхода мыслителей к построению повествования, логике развития мысли.

Л. Фейербах в работе «Сущность христианства» (1841 г.) осуществил критику практических форм религиозного сознания. Он утверждал, что религия есть сознание бесконечного, но бесконечна сама сущность человека, поэтому человеку незачем выходить за пределы природы: «Собственная сущность человека есть его абсолютная сущность, его бог; поэтому мощь объекта есть мощь его собственной сущности».

С несколько иных позиций подошел к священным текстам Д. Штраус, наиболее крупная фигура среди западно-европейских критиков, осуществивших подробную текстологическую критику Евангелий. В книге «Жизнь Иисуса» (1835-1836 гг.) он выразил резко негативное отношение к философскому и религиозному догматизму, вскрыл противоречия в повествованиях, разделил образы догматического и исторического Христа. Евангельские повествования он считал результатом спонтанного мифотворчества, которое вошло в противоречие не только с историческими источниками своего времени, но и с достижениями естествознания начала XIX в. По выражению самого Штрауса, он написал критико-прагматическую биографию Иисуса. Эта линия была продолжена Э. Ренаном в книге «Жизнь Иисуса»(1863 г.). Это более популярное издание стало широко известно в России, книга была и в библиотеке К.Э. Циолковского. Критическую линию позже продолжили немецкие социал-демократы, в частности, К. Каутский в работе «Происхождение христианства» (1908 г.). В 1909 г. был сделан перевод на русский язык, и есть вероятность, что Циолковскому было знакомо это издание. Многочисленные, менее известные, критические издания предшествовали самой знаменитой из перечисленных книг, «Жизни Иисуса» Д. Штрауса в первой трети XIX в.

В докладе проводится сравнительный анализ европейской традиции критики христианских канонических текстов, складывавшейся с конца XVIII в., и подхода к этой проблематике Циолковского. Показано, что Циолковский в данном случае выступил продолжателем западноевропейского рационализма. Его подход корригируется с критикой Евангелий, осуществленной Г. В. Ф. Гегелем, Л. Фейербахом, Д. Штраусом, Э. Ренаном, К. Каутским. Выявлена степень рационализации канонических текстов, сопоставлены задачи, решаемые разными авторами. В частности, если Гегель стремился провести в своих книгах идею нравственного закона Канта, Фейербах – общечеловеческой этики, то Циолковский базировался на принципах рационалистической этики философии космизма. В докладе показано значение религиозных трудов К.Э. Циолковского как продолжателя западно-европейской традиции.