ОСОБЕННОСТИ ОПУБЛИКОВАННЫХ ВОСПОМИНАНИЙ О ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО КАК ИСТОЧНИКА ПО ИСТОРИИ ЖЕНСКИХ ЕПАРХИАЛЬНЫХ УЧИЛИЩ

© О.Д.Попова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2005 г.

Одним из уникальных и ценных исторических источников являются воспоминания участников событий. Именно этот вид источника позволяет порой проникнуть за ширму официальных сведений, понять психологическую атмосферу эпохи и событий. В этом плане большой интерес представляют для исследователей воспоминания о К. Э. Циолковском, в частности о его педагогической деятельности в Калужском епархиальном женском училище. Она нашла отражение в воспоминаниях самого Циолковского, а так же часть воспоминаний о Циолковском были опубликованы В. С. Зотовым в книге «У истоков космической эры» (1962 г.) и в сборнике «Циолковский в воспоминаниях современников» (1971 г.). Представляется важным проследить, каковы особенности этих опубликованных воспоминаний как исторического источника.

Следует отметить, что Циолковский преподавал в духовном учебном заведении. В то время, когда публиковались эти издания, к учебным заведениям духовного ведомства вообще было пренебрежительное отношение, и собирать и хранить воспоминания их бывших воспитанников было сложно. Поэтому собранные воспоминания воспитанниц Калужского епархиального училища представляют собой уникальное явление. С одной стороны, их уникальность в том, что они раскрывают одну из сторон деятельности великого ученого, с другой стороны, это один из немногих сохранившихся мемуарных комплексов по истории епархиальных женских училищ, деятельность которых только сейчас начинает изучаться историками.

Безусловно, опубликованные воспоминания имеют свои особенности. Они публиковались в годы советской власти и прошли определенную цензуру. В них на первый план была выведена именно педагогическая деятельность К.Э. Циолковского, где показан образ талантливого педагога, преподававшего в училище физику и математику, который мог вызвать интерес у своих воспитанниц. Как отмечают авторы практически всех воспоминаний, на его уроках даже наиболее слабые воспитанницы забывали о времени и с интересом следили за объяснением учителя, физическими опытами была зачарована даже классная дама. Эти публикации позволяют понять, что одним из основных методов преподавания ученого был наглядный метод, даже на уроках математики. Например, надо решить задачу: через сколько времени поезд Б догонит поезда А? Для решения такой задачи Константин Эдуардович расставлял учениц с наименованием поездов и заставлял передвигаться с соответствующей скоростью, перегоняя друг дружку на расстоянии от двери к окну, а иногда и сам изображал тот или иной поезд. На физике, объясняя тему, связанную с небесными светилами, он вызывал несколько учениц по классу и расставлял в соответствующем порядке: кто – Луна, кто – Солнце, кто – Марс, а кто и звезды. Подбор опубликованных фактов свидетельствует также о неком стремлении составителей сборников противопоставить педагогический талант ученого всей воспитательной системе епархиальных училищ. Так, в них отмечается, что до Циолковского в училище преподавал математику другой учитель, у которого воспитанницы этот предмет усваивали с трудом. Начальница характеризуется как женщина своенравная, недоброжелательная и невежественная, и одновременно подчеркивается, что инспектор классов также негативно относился к демонстрации некоторых физических опытов. Воспоминания самого Циолковского и его воспитанниц позволяют судить о состоянии физического кабинета в Калужском епархиальном училище, который по определению должен был быть обязательным, однако на деле во многих училищах такие кабинеты могли находиться в различном состоянии. Здесь физические опыты демонстрировались благодаря энтузиазму и энергии Циолковского. Как вспоминал ученый «Физический кабинет был полуразрушен. Мне приходилось, что можно, поправлять». Много приборов ученый делал сам. Его ученицы вспоминают, что он носил с собой целый саквояж, наполненный различными самодельными приборами. Безусловную ценность представляют и помещенные в конце сборника 1971 года сведения об авторах опубликованных воспоминаний, они позволяют проследить судьбу некоторых выпускниц Калужского женского епархиального училища, что является наиболее трудным делом в изучении истории учебных заведений.

О других сторонах жизни училища, об особенностях внутреннего быта и нравов епархиальных училищ в этих воспоминаниях сообщается очень мало, скорее оговорками и урывками. Так, только один раз сам Циолковский вскользь замечает, что епархиальные училища представляли собой интернат, где воспитанницы жили на полном пансионе. В очень завуалированной форме нашло отражение такое явление, распространенное во многих епархиальных училищах, как «обожание». В воспоминаниях О. И. Малининой рассказывается эпизод о купленных воспитанницами трех носовых платках и положенных тайно в карман пальто учителя, что является выражением этой традиции. Однако отрывки воспоминаний, опубликованные на сайте Калужского духовного училища, свидетельствуют о том, что в отдельных, возможно неопубликованных воспоминаниях, сохранились подробности внутренней жизни самого училища. Все этого говорит о том, что комплекс воспоминаний воспитанниц Калужского женского епархиального училища является уникальным явлением и нуждается в дальнейшем изучении.