ОЦЕНКА ФИЛОСОФСКОГО И ЭТИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО В ПЛАНЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ОНТОЛОГИИ

© Л.Г.Антипенко
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Космонавтика и общество: философия К.Э. Циолковского"
2008 г.

1. Очень трезвая и логически обоснованная оценка философского и этического наследия К.Э. Циолковского дана в статье Л. В. Лескова «К. Э. Циолковский о будущем: взгляд из современности». В статье по-разному (со знаками минус и плюс) оценивается космическая философия автора и этическая сторона его социального учения. «Если при анализе практической значимости космических сценариев Циолковского, — пишет Лесков, — мы обнаружили, что наиболее ценной оказалась, как это ни парадоксально звучит, их негативная сторона, то с его концепцией справедливого общественного устройства дело обстоит противоположным образом». Здесь и соблюдение прав человека, и социальная защищённость, борьба с коррупцией и криминалитетом, этико-центризм, примат науки и интеллектуальных технологий, доступность образования и пр. — всё то, что делает возможность построения справедливой общественной системы.

Соглашаясь с наличием самых благородных устремлений Циолковского в области социальной этики, приходится констатировать тот факт, что его космическая философия строится на тех принципах, исходя из которых нельзя понять происхождение нравственной сущности человека, той стороны человеческой личности, которую Кант называл практическим разумом.

2. Как отмечал в своё время профессор Казанского университета В. И. Несмелов, в человеке есть безусловное, надприродное начало, значит, безусловное начало есть и вне человека: ведь материальное зеркало не может отразить несуществующий предмет. Есть два пути поиска безусловного вне человека. Один из них, так или иначе, устремлён к налично-данному, к сущему, говоря философским языком. Другой путь, разработанный Мартином Хайдеггером, определяется тем, что немецкий философ называет бытийным мышлением, в котором открывается различие между сущим и бытием. Бытие, как указывает Хайдеггер, вовсе не есть порождение мысли. Скорее, наоборот, сущностная мысль есть событие бытия.

Хайдеггеровское учение, отвергающее тождество между сущим и бытием, получило название фундаментальной философской онтологии. С точки зрения этого учения, человек возвышается над царством животного мира, потому что слово (речь) и мысль даются ему со стороны бытия как сказ бытия. Но то же самое относится и к нравственной сущности человеческой личности. Чтобы специально акцентировать внимание на интегрально-бытийной стороне своей философии и её связи с пониманием сущности homo sapiens, с пониманием сущности антропогенеза, Хайдеггер ввёл специальный термин «Dasein», который было бы наиболее правильно передавать на русском языке как бытие-сознание, которое стоит наряду с бытием вообще — «Sein». (Отметим попутно, что понятие сущего обозначается на немецком языке термином «Seiende»).

Знакомство с космической философией Циолковского показывает, что он следовал в ней традиционной философии со всеми её разновидностями — материализмом, позитивизмом, экзистенциализмом (в духе Сартра/Камю) и другими вариантами. Ничего не меняется по существу, оттого что он делает в своей философии сильный крен в сторону панпсихизма. Всё это — в пределах сущего. Но этот негативный опыт философствования Циолковского имеет определённую ценность в смысле демонстрации ограниченности традиционно-метафизических форм мышления.