ИСТОРИЯ И СУДЬБА ЛИЧНОГО АРХИВА К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО

© Т.Н.Желнина
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2009 г.

История и судьба личного архива К.Э. Циолковского – это прижизненный и посмертный процессы движения документальных материалов, собиравшихся ученым, и их обработки с целью обеспечения сохранности и использования. До настоящего времени эти процессы остаются неизученными. К сожалению, прямых свидетельств их протекания сохранилось немного. Чтобы их проследить приходится прибегать к сложным историческим реконструкциям, отталкиваясь, прежде всего, от состава того совокупного массива документов, принадлежавших Циолковскому, который отложился в разных архивохранилищах. Личный архив сопровождал Циолковского всю его творческую жизнь. Накопление материалов в нем и их движение определялись внешними обстоятельствами (стихийными бедствиями и переездами) и волей самого ученого, его отношением к сохранению архивных документов.

Стихийные бедствия наложили отпечаток на состояние архива: во время пожара в 24.04.1887 г. в доме на Калужской улице в Боровске погибла часть рукописей; в наводнениях, настигших Циолковских в домах на Круглой улице в Боровске в апреле 1888 г. и на Коровинской улице в Калуге в апреле 1908 г., некоторые рукописи пострадали (на них сохранились характерные следы пребывания в воде). Архиву Циолковского наносили урон и переезды ученого. Со второй половины 1870-х до 1935 г. – в период творческой деятельности – ему пришлось тринадцать раз менять местожительство. Известно, например, что во время последнего переезда в ноябре 1933 г. из дома № 79 в дом № 1 на ул. Циолковского была утрачена часть корреспонденции, в том числе бережно хранившиеся в отдельной коробке письма А. Г. Столетова и Д. И. Менделеева.

На сохранности творческих материалов сказались и особенности формирования Циолковским своего архива. Наблюдения показали, что он руководствовался при этом, во-первых, уверенностью в научной ценности своих работ и, во-вторых, необходимостью рассказать потомкам о своем жизненном и творческом пути. В соответствии с этими установками Циолковский считал нужным обязательно хранить адресованные ему письма и другие материалы, биографические документы и, конечно, свои научные труды. Но его интересовали, прежде всего, конечные стадии их создания, а не начальные и промежуточные этапы. Поскольку «этапность» развития текста произведения, как правило, связана с возникновением разных источников текста – черновых и беловых автографов, копий и публикаций, то вполне понятно, что в глазах Циолковского самым ценным был наиболее поздний источник. Ученый явно интерпретировал свое творчество не как процесс («мой путь к тому или иному произведению»), а как результат. Поэтому, весьма направленно отбирая материалы, подлежащие хранению, Циолковский отдавал предпочтение не столько автографам, сколько писарским и машинописным копиям и публикациям. После изготовления копии текста того или иного произведения или после его издания, автограф как носитель текста обычно утрачивал для ученого свою ценность. Можно привести множество примеров тех случаев, когда тексты его научных сочинений сохранились либо в виде писарской и/или машинописной копии, либо в виде публикации, но не в виде автографа. Случаи, когда наряду с копиями и публикациями Циолковский хранил и автографы, относительно редки. Значительная часть рабочих записей, – так называемых подготовительных материалов к произведениям, также была ученым уничтожена. Не видя необходимости в тех или иных случаях хранить автографы, Циолковский использовал их листы повторно. Двойные листы, исписанные с обеих сторон, нередко служили ему обложкой для рукописей более поздних трудов. Одинарные листы, исписанные только с одной стороны, использовались для новых записей. В результате листы автографов его многих произведений и подготовительных материалов оказались либо утраченными, либо разрозненными и включенными в состав других рукописей в качестве обложек или писчего материала. «Многотекстовость» – характерная особенность рукописных материалов Циолковского.

Выведение материалов за пределы личного архива по воле Циолковского было связано не только с сознательным отказом ученого от их некоторой части, но и с необходимостью поддержания научных, дружеских и родственных контактов, издания и распространения своих работ. В составе материалов, покинувших в разное время личный архив Циолковского по воле ученого: письма; брошюры с дарственными надписями; отдельные листы авторских рукописей, использованные в качестве оберток бандеролей; черновые заметки «Относительные явления» и беловик одной из автобиографий, посланные Я. И. Перельману, второй экземпляр белового автографа текста отчета о проведенных экспериментах по сопротивлению воздуха, переданный через профессора Сперанского Н. Е. Жуковскому; дублетные экземпляры машинописных копий текстов философских сочинений, рассылавшиеся корреспондентам с предложением перепечатывать их и распространять среди знакомых, прислав ему также один экземпляр; дублетные экземпляры машинописных копий текстов научных статей, отправлявшиеся в редакции и отдельным лицам с целью публикации; фотодокументы.

Личный архив Циолковского, сложившийся к 19.09.1935 (дню смерти ученого), представлял собой совокупный массив таких документов как: авторские рукописи научных трудов, включая публикации с более поздней авторской правкой; машинописные копии текстов философских сочинений, снятые и присланные ученому его корреспондентами; авторские рукописи автобиографических материалов; машинописные копии автобиографических материалов, снятые и присланные ученому его корреспондентами; эпистолярные материалы; фотодокументы; книги и журналы с пометками Циолковского; газетные вырезки, собранные Циолковским; материалы других авторов, собранные Циолковским; личные документы ученого. После смерти Циолковского его личный архив перестал существовать как единое целое. Его рассредоточение шло по двум основным потокам: московскому и калужскому.

Перемещение подавляющего большинства материалов архива в Москву было предусмотрено Постановлением Президиума Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР «Об увековечении памяти К.Э. Циолковского», утвержденным Политбюро ЦК ВКП(б) 20.09.1935. В пятом пункте Постановления содержалось предложение «Воздушному Гражданскому Флоту издать труды К.Э. Циолковского». С целью его осуществления уже на следующий день после похорон – 22.09.1935 – состоялась передача архива вдовой В. Е. Циолковской и дочерьми Л. К. Циолковской и М. К. Костиной представителям Аэрофлота – начальнику Дирижаблестроя С. Г. Хорькову, начальнику КБ-3, в котором строилась модель оболочки дирижабля системы Циолковского, В. А. Джапаридзе, и начальнику политуправления ГВФ Н. Е. Доненко. Все переданные материалы были тогда же упакованы в десять ящиков, запечатанных печатью Калужского исполкома, которые на следующий день были доставлены в помещение канцелярии Дирижаблестроя на станции Долгопрудная Савеловской железной дороги, где пролежали более полугода.

В мае 1936 г. была назначена Комиссия по разборке и подготовке к изданию научного наследия Циолковского в составе председателя Б. Н. Воробьева и членов В. А. Джапаридзе и Н. Н. Кольцова. Поскольку и Джапаридзе, и Кольцов были непрерывно заняты строительством модели оболочки дирижабля Циолковского, разбирать бумаги ученого приходилось одному Воробьеву. Так началась его деятельность по формированию фонда Циолковского, в результате которой он вскоре был назначен начальником созданного при Архиве ГУ ГВФ Архива К.Э. Циолковского. В течение двух лет в ходе трудоемкой и длительной работы Воробьеву удалось разобрать содержимое привезенных из Калуги ящиков, которое он позднее охарактеризовал как «россыпь» материалов, подбирая «чуть не все рукописи… по меткам». В 1938 г. он закончил инвентаризацию рукописей Циолковского и составление их аннотированных описей, которые позволили начать работать над оглавлением отдельных томов Собрания сочинений ученого и его биографией, а также приступить к редактированию текстов, отбираемых для издания. Параллельно создавались их машинописные копии, с которыми работали редакторы.

Воробьев также занимался пополнением Архива К.Э. Циолковского. С этой целью он неоднократно выезжал в Калугу, продолжая отбирать материалы из тех, что оставались в семье ученого, связывался с другими лицами, владевшими документами Циолковского, обследовал фонды государственных архивов, в которых приобретал копии отложившихся там документов о жизни и деятельности ученого. За несколько лет собирательской деятельности Воробьева Архив К.Э. Циолковского удвоился «по сравнению с первоначальным количеством». Однако процесс пополнения Архива К.Э. Циолковского сопровождался и обратным процессом. Б. Н. Воробьев счел возможным откликнуться на просьбу Л. К. Циолковской, работавшей над воспоминаниями об отце, и вернуть ей дублетные экземпляры авторских машинописных копий текстов философских сочинений, а также дублетные экземпляры сделанных по просьбе ученого машинописных копий текстов избранной переписки, которые он намеревался издать в виде сборника «Космическая философия» (после смерти Л. К. Циолковской они были переданы в Дом-музей Циолковского). М. К. Тихонравов, принимавший в довоенное время участие в подготовке к изданию Собрания сочинений Циолковского, также получил, наряду со снятыми специально редакторскими копиями предназначенных для опубликования текстов, дублетный экземпляр авторизованной машинописной копии работы Циолковского «Достижение стратосферы» (после смерти М. К. Тихонравова поступила в фонды ГМИК). И, наконец, в домашнем архиве самого Б. Н. Воробьева оказался авторский экземпляр брошюры К.Э. Циолковского «На Луне», содержащий многочисленные пометки ученого (после смерти Б. Н. Воробьева поступила в библиотеку Института истории естествознания и техники (ИИЕТ) АН СССР).

Архив К.Э. Циолковского при Архивном отделе ГУ ГВФ просуществовал двенадцать лет. Основной итог его работы – создание фонда документов Циолковского, формирование широкой источниковой базы, на основе которой стало возможным развернуть исследование жизни и творчества ученого и подготовку к изданию его наиболее значимых научно-технических и естественнонаучных текстов. Вместе с тем, к концу 1940-х годов стало ясно, что исследовательская и издательская деятельность должны проводиться на ином – академическом – уровне, соответствующем мировому значению трудов Циолковского в области ракетно-космической техники и космонавтики. Такой уровень мог быть обеспечен только при условии передачи документов Циолковского из Аэрофлота в АН СССР.

Выполняя соответствующее Постановление Совета министров СССР, принятое 13.04.1948, Президиум АН СССР дал распоряжение Комиссии по истории техники под председательством Б. Н. Юрьева обеспечить приемку материалов Архива Циолковского, которая состоялась 16.12.1948. Постановлением Президиума Академии наук СССР 14.02.1949 был утвержден приемо-сдаточный акт о передаче Архива Циолковского в Московское отделение Архива АН СССР и организована Комиссия при Отделении технических наук АН СССР по разработке научного наследия и подготовке к изданию трудов Циолковского под председательством академика Б.Н. Юрьева в составе членов А. А. Космодемьянского и В. А. Семенова и ученого секретаря Б. Н. Воробьева. Начатая Б. Н. Воробьевым обработка документальных материалов Циолковского была продолжена (на первом этапе при участии Воробьева) сотрудниками Московского отделения Архива АН СССР М. Я. Ржезниковой, И. П. Староверовой и Л. Г. Самохваловой. В 1966 г. было опубликовано составленное ими научное описание рукописных материалов Циолковского, отложившихся в Архиве Академии наук СССР. К сожалению, в него не были включены сведения о рукописях философского содержания.

Калужский поток материалов личного архива Циолковского охватил ту его (значительно меньшую) часть, которая осталась в Калуге в Доме-музее К.Э. Циолковского, открытом в годовщину смерти ученого 19.09.1936, и в его семье (рукописные материалы, экземпляры брошюр Циолковского с правкой, часть библиотеки ученого, в том числе книги с его пометками). В 1950-е годы сотрудники Дома-музея (особенно В. С. Зотов) развернули активную собирательскую деятельность, получившую после 04.10.1967 продолжение в Государственном музее истории космонавтики (ГМИК) им. К.Э. Циолковского. В ходе этой деятельности на хранение в музей были переданы многие материалы, находившиеся в семье Циолковского, а также в личных архивах корреспондентов ученого, краеведов и собирателей памятников истории. К сожалению, поток поддельных автографов Циолковского, захлестнувший отечественный и международный рынки исторических ценностей в первой половине 2000-х годов, не прошел мимо собираемого в ГМИК массива документов ученого. В него было включено несколько подделок, признанных графологической экспертизой подлинниками. Приводимые Т. Н. Желниной доказательства, учитывающие всю совокупность графических, стилистических, текстологических и биографических признаков и убедительно опровергающие заключение эксперта-графолога, не приняты во внимание.

Таким образом, в настоящее время личный архив Циолковского, по состоянию на 19.09.1935, отложился в трех архивохранилищах – АРАН (фонд 555 – личный фонд К.Э. Циолковского), ГМИК (фонд 1 – личный фонд К.Э. Циолковского, фонд 5 – личный фонд М. К. Тихонравова, библиотека К.Э. Циолковского), ИИЕТ РАН (библиотека). В фондах АРАН и ГМИК хранятся также документы Циолковского, в свое время находившиеся в составе того массива, что покинул личный архив ученого по его воле. Такие документы отложились и в других архивохранилищах, в частности: в Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном архиве экономики, Российском государственном историческом архиве, Российском государственном военном архиве, Российском государственном военно-историческом архиве, Российском государственном архиве научно-технической документации, Российском государственном архиве литературы и искусства, Государственном архиве Калужской области, в Санкт-Петербургском отделении Архива РАН, в Центральном историческом архиве Москвы, в фондах Государственного Политехнического музея, Мемориального музея К.Э. Циолковского в селе Ижевском Рязанской области, Научно-мемориальном музее Н. Е. Жуковского, Музее-архиве Д. И. Менделеева при Санкт-Петербургском государственном университете, Рукописном отделе Института русской литературы РАН, в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки, в Рукописном отделе Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. За рубежом документы Циолковского выявлены пока только в Баварском экономическом архиве (Bayerisches Wirtschaftsarchiv) и в архиве обсерватории Archenhold-Sternwarte-Berlin-Treptow. Брошюры Циолковского, но без пометок ученого: в Архиве Австрийской Академии наук, в библиотеке Конгресса США, в Собрании документов Вилли Лея в Национальном аэрокосмическом музее США (National Air and Space Museum) и в Собрании книг Вилли Лея в университете в Алабаме (University of Alabama in Huntsville), а также в ряде частных собраний.

 
 

Ссылки партнёров