ИЗ ПЕРЕПИСКИ К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО СО ШКОЛЬНИКАМИ-ИЗОБРЕТАТЕЛЯМИ

© А.Б.Филимонов, Б.П.Филимонов
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2009 г.

В середине 1920-х начале 1930-х годов вышли научно-популярные книги Я. И. Перельмана «Лунный перелет», «Межпланетные путешествия», «Ракетой на Луну» и многие другие. Эти книги способствовали распространению идей К.Э. Циолковского и появлению у многих юных читателей вопросов, связанных с межпланетными перелетами. Они задавали их ученому в своих письмах, сообщали ему о своих проектах ракет. Эти письма, бережно сохраненные Циолковским, теперь находятся в Архиве Российской Академии наук. Ребята заверяли ученого:

«Помните, что у Вас есть смена, и она осуществит Ваши великие идеи: завоюет мировое пространство».

О том, что книги Перельмана были очень популярны среди школьников, можно судить по письмам, адресованным Константину Эдуардовичу. Так, школьник из Козельска Игорь Доброгаев писал в 1919 г.:

«Я очень заинтересовался устройством Вашей "ракеты" прочтя "Межпланетные путешествия" Перельмана».

О том же сообщал школьник Юрий Кривоус из Краснодара в 1924 г.:

«Я всегда увлекался проектами сообщений между мирами. И вот, прочтя брошюру Перельмана "Межпланетные путешествия", очень заинтересовался Вашей повестью "Вне Земли", отрывок из которой помещен в вышеуказанной книге».

В то время некоторые ребята не понимали, как ракета может лететь в пустоте. Пятиклассник из Свердловска Володя Россов (он представился Владимиром Владимировичем) обратился к Циолковскому за разъяснениями:

«У меня к Вам есть вопросы и просьба. Вот они: 1) Каким образом ракета будет лететь в межпланетном пространстве, ведь она взрывами-то отталкивается от какой-то опоры, а там ведь опоры нет, от чего же она будет отталкиваться в эфире!? 2) Возможна ли на Марсе жизнь? 3) В межпланетном пространстве, в верхних слоях стратосферы большое количество "гамма-лучей"; будут ли они мешать полетам в верхних слоях атмосферы и в эфире. Для ответа посылаю 20 марок, я Вас прошу выслать мне Ваши труды: "Будущее Земли" и "Растение будущего"; для посылки посылаю 50 марок. ... Между прочим... хочу быть звездоплавателем или, по крайней мере... астрономом».

На конверте к этому письму пометка Циолковского: «Отвечено. Отослать: "Исследование мировых пространств реактивными приборами" (1926), "Будущее Земли"».

Константин Эдуардович охотно делился со школьниками своими брошюрами. Другой его корреспондент из Ленинграда Андрей Островский за тридцать лет до полета Юрия Гагарина писал ученому:

«Глубокоуважаемый Константин Эдуардович, мне 11 лет,.. я очень интересуюсь задачей межпланетных сообщений и, в частности, Вашей "Ракетой". Когда я прочитал книжку Перельмана "Межпланетные сообщения", я узнал, что единственной русской научной и, вместе с тем, увлекательной книжкой, посвященной полетам на планеты является Ваша повесть "Вне Земли". Прошу Вас выслать ее мне...».

Константин Эдуардович выслал Андрею книги: «Вне Земли», «Цели звездоплавания». Андрей ответил ученому 5 ноября 1930 г. очередным письмом:

«Глубокоуважаемый Константин Эдуардович, нет слов моих, чтобы благодарить Вас за Вашу безмерную ко мне доброту и за Ваш, так любезно мне присланный, подарок. Книжки Ваши я прочитал с большим интересом... У нас ребята очень интересуются междупланетными сообщениями. Они думают, что на планеты возможно отправить ракету без людей, но с людьми отправить ракету нельзя, по ихнему никто не согласится лететь в огненном снаряде, в пустоте с чудовищной скоростью. Я же, наоборот, думаю, что люди могли бы полететь в космос: воду запасти можно, углекислота будет поглощаться поташом, обогревать ракету будут Солнце и электричество. Для еды можно взять консервы. Места в ракете для всего хватит. Если разрешите, я сделаю о Вас и Ваших работах доклад в школе. Буду распространять Ваши мысли. Вы – смелый пионер звездоплавания, помните, что у Вас есть смена, и она осуществит Ваши великие идеи: завоюет мировое пространство».

Многие корреспонденты Циолковского читали книги, присланные им, и задумывались над идеями Константина Эдуардовича. Об этом можно судить по письму Б. Ляпунова из Вятки:

«Константин Эдуардович! Ваши брошюры получил, за которые очень Вам благодарен. С удовольствием прочитал их. По поводу Вашего (в "Исследовании мировых пространств реактивными приборами") плана работы космических достижений сейчас же у меня возник вопрос, как будет протекать заселение мирового пространства вокруг Земли и жизнь в этих колониях! Как будет использоваться солнечная энергия?».

В 1930-е годы многих учащихся интересовал этот вопрос о жизни в космических поселениях. Филипп Щерба из Ленинграда обратился к Циолковскому с просьбой рассказать, в каких условиях приходилось ему работать в дореволюционное время:

«Дорогой Константин Эдуардович! Всем юным техникам города Ленинграда известны Ваши труды в области дирижаблестроения. Вы имеете большой опыт по конструированию дирижаблей. Наша Ленинградская газета (детская) "Ленинские Искры" просит Вас написать статью о том, как Вы начали конструировать, как тормозились Ваши изобретения и как на Вас смотрело царское правительство и [каким было] отношение советской власти. Ребятам это будет очень интересно. Просим в статье коснуться насчет учебы. Надо внушить ребятам, что без хорошей учебы нельзя стать хорошим изобретателем или инженером. Ведь кто знает, может, из нашего поколения выйдут Циолковские, Жуковские, Кибальчичи, Туполевы».

До полетов в космос было еще очень далеко. Ракетостроение делало первые робкие шаги. В стране создавались различные организации по изучению реактивного движения. Проектировались и строились ракетные двигатели и ракеты. Первые небольшие ракеты поднимались на высоту всего несколько километров. А юные техники уже мечтали о далеких космических путешествиях и по-своему готовились к ним. Так Вася Сомов, школьник из Челябинска, самостоятельно построил ракету, но встретился с затруднениями и решил обратиться к Циолковскому за разъяснениями:

«…Я сделал металлическую ракету длиной пятьдесят сантиметров, но не знаю, как ее запускать, каким взрывчатым веществом. Я думаю, что порохом ее пускать нельзя и притом она не будет развивать такую скорость, которую нужно на преодоление земного тяготения. Я Вас прошу от всех сил, чтобы Вы написали мне, как это сделать».

В ответ Циолковский послал Васе брошюру «Космическая ракета. Опытная подготовка». Через некоторое время юный корреспондент сообщил:

«…Я получил Вашу книгу. Но я книгу еще не читал, потому что у нас сейчас в школе проводятся контрольные работы, и у меня не хватает времени. Буду ее читать в каникулы. Как прочту, попробую запустить свою ракету. Вот какую я хочу построить вторую мою ракету… [описывается схема новой ракеты]. Константин Эдуардович, из чего лучше делать ракету, из какого металла?».

Школьники Николай Горлиц и Борис Кринкин из города Горького также решили строить космические ракеты:

«Здравствуйте, товарищ Циолковский! Мы ученики интернациональной школы г. Горький, решили заниматься звездоплаванием. Материалы для ракеты у нас имеются, но мы не умеем их строить. Еще у нас нет взрывчатых веществ, и мы не умеем их приготовлять. Поэтому мы просим Вас прислать нам руководство по постройке космических ракет и приготовлению взрывчатых веществ для них. Вовлеклись мы в это через книгу Перельмана "Межпланетные путешествия"».

Корреспондент из Ленинграда Борис Штавеман писал Константину Эдуардовичу:

«Я очень заинтересовался будущими междупланетными перелетами. Мне 14 лет, мои лучшие товарищи приблизительно таких же лет – очень нас интересуют междупланетные корабли, и особенно ваша ракета. Мы организовали маленький из 4-х человек "кружок юных техников", в этом кружке мы решили главным образом изучать дело междупланетных путешествий. Я как секретарь кружка в лице своих товарищей прошу Вас не отказать в помощи, а именно, прислать описание Вашего ракетного корабля (желательно подробнее)».

Циолковский выслал ребятам брошюры «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1914 г.), «Космическая ракета. Опытная подготовка», «Цели звездоплавания». В письме 9 сентября 1931 г., Борис писал:

«.... Я сам составил конструкцию нового космического корабля (работающего по принципу ракеты). Я присылаю Вам набросок этого корабля. А также еще конструкцию меньшего экипажа (для полетов на планеты). Ко второму проекту прилагаю мной придуманное приспособление – это впуск в камеру взрыва газов через определенные промежутки времени».

Собственный проект составной ракеты предложил Циолковскому и юный конструктор В. Прощенко из Челябинска. Как сложилась судьба юных корреспондентов Константина Эдуардовича, неизвестно. Но можно сказать с уверенностью: многие из них нашли свое истинное место в жизни. Ведь творческая искра в человеке с возрастом не угасает! Так считал и Циолковский. Он верил, что новое поколение легче воспримет его идеи и, в конце концов, осуществит все его проекты.