К 50-ЛЕТИЮ ПОЛЁТА ПЕРВОГО КОСМОНАВТА Ю.А. ГАГАРИНА

© И.П.Пономарёва
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "К.Э. Циолковский и проблемы космической медицины и биологии"
2011 г.

Космический полет Юрия Алексеевича Гагарина ознаменовал начало новой, космической эры человечества. Первый виток вокруг Земли на космическом корабле «Восток» был не только символом, но и конкретным проявлением могущества нашей страны. С тех пор пилотируемая космонавтика прошла большой путь. Успешно решаются задачи медико-биологического обеспечения деятельности человека в длительных космических полетах (КП).

Обратимся к истории. В марте 1960 г. первые отобранные кандидаты в космонавты начали съезжаться в Москву в Государственный научно-исследовательский испытательный институт авиационной и космической медицины МО СССР, где был организован отдел по отбору и подготовке космонавтов.

Наступила пора непосредственной подготовки кандидатов к полетам. Естественно, встал вопрос о возможностях человеческого организма, его способностях к перенесению факторов КП. Возникла совершенно новая область знаний — космическая медицина. Одной из задач новой науки явилось создание системы отбора и подготовки будущих космонавтов. Подготовка кандидатов осуществлялась, в основном, авиационными врачами и лаборантами. Мне было поручено отвечать за организацию экспериментов в сурдобарокамере (СБК-48). Необходимо было определить нервно-психическую устойчивость кандидатов в космонавты в условиях длительного пребывания (10-15 суток) в изолированном помещении.

Комплексные психологические и клинико-физиологические исследования, проводимые в СБК-48, являлись важным этапом при подготовке к полету. Они были направлены на выявление эмоционально устойчивых лиц, с быстрой общей реакцией, хорошей памятью и вниманием, способных в короткие сроки выработать целенаправленные координированные движения. Особое внимание обращалось на способность расслабиться в отведенные минуты отдыха, быстро засыпать и самостоятельно пробуждаться в заданное время, а также включаться в активную деятельность. Только люди с устойчивой нервной системой могли перенести длительную изоляцию при отсутствии речевой связи с внешним миром, резком ограничении информации и движений, тем более при измененном цикле бодрствование – сон.

50 лет освоения космического пространства человеком логически привели к тому, что ученые всерьез задумались о межпланетных полетах.

В Государственном научном центре РФ — Институте медико-биологических проблем (ИМБП) РАН в содружестве с другими организациями и предприятиями 3 июня 2010 года начался эксперимент по моделированию пилотируемого полета на Марс. Директор проекта «Марс-500» — заместитель директора ИМБП по науке, летчик-космонавт Б.В. Моруков. Цель эксперимента: изучение взаимодействия в системе «человек – окружающая среда» и получение экспериментальных данных о состоянии здоровья и работоспособности человека, длительно находящегося в условиях изоляции в герметично замкнутом пространстве ограниченного объема при моделировании основных особенностей марсианского полета, и отработка технологий медицинского обеспечения космонавта применительно к межпланетным перелетам. Эксперимент проходит в модифицированном наземном экспериментальном комплексе ИМБП, созданном в конце 60-х годов (по идее С.П. Королева) для отработки перспективных систем жизнеобеспечения космических кораблей. Ученые ИМБП при участии многих других научных и технических учреждений страны создали систему медицинского и санитарно-гигиенического обеспечения кратковременных и длительных орбитальных пилотируемых КП. Эту систему, как сказал академик А.И. Григорьев, вместе со знаниями о закономерностях и механизмах влияния факторов КП и космического пространства можно рассматривать как существенный задел для последующего решения медицинских проблем, связанных с полетом человека на Марс.

Все эти годы крупицы нашего труда вливались в общий стремительный поток освоения космического пространства. Наше поколение было свидетелем этого процесса. Мы достигали больших успехов и бурно радовались им. Мы терпели неудачи, но они только раззадоривали нас и мобилизовали на их преодоление. Хотелось бы сохранить дух того времени, может быть с поправками на стиль современной жизни, чтобы он не только сохранился у наших детей, но и перешел к внукам и правнукам.