ОБ УЧАСТИИ АВИАМЕДИЦИНСКИХ ОТДЕЛОВ НПП «ЗВЕЗДА» И ЛИИ В ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ОТРАБОТКЕ СИСТЕМ КОРАБЛЯ «ВОСТОК-3А»

© С.Н.Филипенков, Л.А.Китаев-Смык
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "К.Э. Циолковский и проблемы космической медицины и биологии"
2011 г.

В соответствии с постановлением №22-10 от 05.01.1959 «Об усилении научно-исследовательских работ в области медико-биологического обеспечения космических полетов» в структуре министерства авиационной промышленности были созданы отделы авиационной и космической медицины (ОАКМ): отдел 28 Летно-испытательного института (ЛИИ) в г. Жуковском (начальник Н.Н. Тимофеев) и отдел 8 на машиностроительном заводе «Звезда» в поселке Томилино (начальник А.В. Покровский).

В марте 1960 года на заводе «Звезда» был начат монтаж центрифуги (ЦФ-8) для возможности моделирования перегрузок до 30 единиц (с «нарастанием» до 7 ед/с) и возможностью создания в герметической кабине ЦФ-8 разрежения, эквивалентного 20 км. Данный стенд функционирует до настоящего времени.

В физиологических исследованиях систем спасения космического корабля (КК) использовали вертикальный стенд катапультирования, гидробассейн и гидроканал ЦАГИ. Для испытаний первого скафандра космонавта (СК-1) на «высотах» до 25 км использовали стационарную барокамеру СБК-48, дооборудованную «перепадной» барокамерой для изучения эффектов «взрывной декомпрессии» за 0,2–0,3 с. Сотрудники отдела 8 участвовали в испытаниях системы катапультирования на ракетной дорожке РД-2500, отрабатывали парашютирование из вертолета, катапультирование в СК-1 из самолета Ил-28 ЛИИ, а также привлекались к полетам на невесомость на летающей лаборатории (ЛЛ) Ту-104А ЛИИ. К марту 1961 года испытания были закончены, прошла приемка систем жизнеобеспечения и спасения с примерками СК-1 для первых трех кандидатов в космонавты.

В филиале ЛИИ с 1959 года в лаборатории С.Г. Даревского велось проектирование оборудования кабины КК. Создавались системы отображения информации (СОИ) и органы ручного управления, в эргономической оценке которых участвовал весь коллектив ОАКМ ЛИИ. С.Г. Даревским была успешно реализована концепция единой приборной доски и пульта управления, электрически связанных между собой в СОИ, а также сконструирован «пульт пилота-космонавта», основные элементы которого использовались на КК «Восток-3А», «Восход», «Союз» и ДОС «Салют». В 1960 году для КК в ЛИИ разработали и испытали комплексный прибор «Спецчасы и Глобус», отображающие время полета, положение на орбите Земли и район приземления при включении тормозной двигательной установки. В итоге был создан первый космический тренажер, установленный в капсулу КК. В комплексе тренажера работали устройства, имитирующие звездное небо, поверхность Земли, параметры полета и ручного управления им. Они отображались на приборной доске и синхронно на оптическом приборе «Взор». К 1961 году сотрудники отдела 28 приняли участие в испытаниях на тренажере, летных испытаниях парашютных систем приземления, катапультного кресла и СК-1 на ракетной дорожке, на аэродинамическом стенде ЦАГИ и из летающей лаборатории Ил-28. На Ан-12, Ил-28, Ил-14 и вертолете Ми-4 были проведены испытания носимого аварийного запаса и средств спасения.

Результаты физиологических испытаний по программе «Восток-3А» неоднократно представлялись руководителями отделов ОАКМ на международных научных конференциях. Эти работы получили мировое признание, т.к. опирались на уникальные возможности предприятий авиационной промышленности СССР в области натурного моделирования экстремальных факторов в испытательных полетах ЛЛ, при вращениях на ЦФ, при подъемах в барокамерах и исследованиях на других динамических стендах с участием испытателей-добровольцев, летчиков и космонавтов.