ДВА КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЯ НА ОРБИТЕ (К 50-ЛЕТИЮ ПОЛЕТА «ВОСТОК-3» И «ВОСТОК-4»)

© И.П.Пономарева
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "К.Э. Циолковский и проблемы космической медицины и биологии"
2012 г.

Пятьдесят лет назад был осуществлен первый групповой, как называли в те годы, полет в космос. Этому событию, как известно, предшествовали триумфальные одиночные полеты Ю.А. Гагарина и Г.С. Титова. Осуществить полеты, которые состоялись в августе 1962 г., было поручено космонавтам А.Г. Николаеву и П.Р. Поповичу. Тот и другой принадлежали к Первому отряду космонавтов. Как и все кандидаты этого набора оба космонавта прошли строжайший медицинский отбор, а затем полный курс испытаний и тренировок в процессе подготовки к полету человека в космос. Тренировочный процесс проходил с учетом представлений о возможности пребывания человека в космическом пространстве, которые существовали на тот момент среди ученых, конструкторов, медиков и психологов.

В свое время мне довелось участвовать в подготовке к полетам космонавтов Первого отряда, в частности, в составе коллектива врачей и лаборантов проводить испытания поведения будущих космонавтов в условиях 10-15 суточной одиночной изоляции в сурдобарокамере (СБК-48). Необходимо было исследовать особенности нервно-психической устойчивости кандидатов в космонавты: П.Р. Поповича с 14.06 по 24.06 и А.Г. Николаева с 05.09 по 15.09. 1960 г. во время их пребывания в СБК-48. Основное условие исследований достигалось одиночеством, отсутствием двусторонней речевой связи, полной изоляцией от внешних источников света, звуковых воздействий и других раздражителей. Исследования с Павлом Романовичем проходили при обычном режиме суточной деятельности, а с Андрияном Григорьевичем – при сдвинутом режиме (сон с 14.00 до 23.00) на протяжении 10 суток. Оценка функционального состояния нервно-психической сферы кандидатов производилась комплексно: по данным наблюдения за поведением, эмоциональными реакциями; по динамике биоэлектрической активности коры головного мозга; на основании фактического выполнения экспериментально-психологических заданий в сочетании с данными наблюдения и записями речевых реакций на магнитофонную ленту – пробы на помехоустойчивость; по результатам скорости ответной двигательной реакции. Кроме того в процессе пребывания кандидатов в камере постоянно велись записи на магнитофон: доклады об обстановке в камере и самочувствии. При этом невольно в запись попадали «неформальные» исполнения стихов, песен, мыслей, произносимых вслух. Эти записи сохранились и через 50 лет вызывают интерес и добрые улыбки.

Данные исследования в условиях изоляции наряду с другими, которым подвергались оба претендента на полет в космос, подтвердили их высокую психическую и физическую устойчивость к неблагоприятным внешним факторам среды обитания. В этих полетах впервые начали применяться новые физиологические методы: электроэнцефалография в одном отведении (биполярно, лоб-затылок), электроокулография, регистрация кожно-гальванической реакции – электрическое сопротивление кожи, а также продолжались уже апробированные – электрокардиограмма в одном отведении (грудное, биполярное) и пневмограмма.

Так как обследование и наблюдение за космонавтами на Байконуре перед самым стартом проходили с моим участием, то могу подтвердить, что выводы, сделанные нашей медицинской группой об их высокой психической устойчивости и работоспособности полностью оправдались. Об этом же говорят и результаты совместного космического полета, который успешно завершился 15 августа 1962 г.

 
 

Ссылки партнёров