ИЗУЧЕНИЕ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ГОЛОВНОГО МОЗГА В ЦЕЛЯХ ПОДБОРА ЭКИПАЖЕЙ ДЛЯ ДЛИТЕЛЬНЫХ КОСМИЧЕСКИХ ПОЛЁТОВ

© А.А.Ковалева, М.В.Шишкина, М.А.Скедина, М.Г.Потапов
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "К.Э. Циолковский и проблемы космической медицины и биологии"
2012 г.

Особенности профессиональной деятельности космонавтов (пребывание в экстремальных условиях среды обитания, опасность возникновения аварийных ситуаций, автономность деятельности, длительное нахождение в условиях малых социальных групп и т.д.) обуславливают необходимость тщательного подбора экипажа. Опыт космических полетов показал, что прогнозирование надежности поведения в экстремальных ситуациях играет важную роль в деятельности летчиков и космонавтов. Поиск прогностических параметров и методов оценки состояния нервной системы и закономерностей высшей нервной деятельности актуален для комплекса исследований, направленных на отбор и подбор экипажа для совместной деятельности. В настоящее время этот вопрос приобрел особую актуальность, так как в космических полетах, как правило, участвуют международные экипажи.

Целью нашего исследования явилось изучение возможностей метода совместной регистрации биоэлектрической и энергетической активности головного мозга в плане оценки и прогнозирования успешности деятельности международного экипажа в условиях длительной изоляции.

Исследование проводилось в рамках проекта «Марс-500» со 105-суточной (3 человека) и 520-суточной (6 человек) изоляцией. Для оценки психофизиологического состояния человека в условиях изоляции проводилась совместная регистрация электроэнцефалограммы (ЭЭГ) и уровня постоянных потенциалов головного мозга (УПП) с помощью аппаратно-программного комплекса «Нейро-КМ – Омега-Нейроанализатор». ЭЭГ регистрировалась в семи монополярных отведениях по схеме «10-20» (Fр1, Fр2, ТЗ, Т4, О1, О2, Сz) с расположением объединенного референтного электрода на мочке уха, УПП регистрировался в тех же отведениях с расположением электрода «биологический ноль» в области запястья руки.

Двукратно проведенные исследования в фоновом периоде показали наличие стресс-реакции у всех иностранных членов экипажей, причем в одном случае (перед 105-суточной изоляцией) изменения носили выраженный характер с превалированием альфа-активности в субдоминантном полушарии. Данный испытатель в процессе изоляции был предрасположен к конфликтным ситуациям. В остальных четырех случаях повышенный УПП в фоновом периоде сопровождался смещением локализации альфа-активности без межполушарной асимметрии и некоторым снижением ее мощности (в среднем более чем на 20 %).

У российских членов экипажей признаки выраженной стресс-реакции (смещение альфа-активности в передневисочные и лобные области) в фоновом периоде наблюдались только у одного из четверых. Значение УПП при этом не превысило 3,5 мВ, что может свидетельствовать о высоком уровне адаптационных резервов и наличии индивидуальных особенностей у данного испытателя.

В процессе 105-суточной изоляции между членами экипажа возникали конфликтные ситуации, при этом на 52-е сутки наличие признаков стресс-реакции наблюдалось у всех обследуемых как на ЭЭГ, так и со стороны УПП. Во время 520-суточной изоляции наличие стресс-реакции у испытателей соответствовало специфике деятельности без наличия явных конфликтных ситуаций.

Таким образом, метод совместной регистрации ЭЭГ и УПП характеризует индивидуальные особенности личности, позволяет оценить реакцию на стрессовые ситуации, степень индивидуального функционального резерва, прогнозировать возможные реакции на стрессовые воздействия.

 
 

Ссылки партнёров