НООСФЕРА В.И. ВЕРНАДСКОГО И СИНЕРГЕТИКА Г. ХАКЕНА

© В.Е.Ермолаева
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Космонавтика и общество: философия К.Э. Циолковского"
2013 г.

Из рассуждений и эмпирических обобщений В.И. Вернадского в работе «Научная мысль как планетное явление» помимо воли великого учёного следует существование иных, не только оптимистических (ноосфера) сценариев биосферного развития, которые очень близко напоминают современное положение дел.

Мы можем обоснованно утверждать, что русский учёный переходит от традиционных понятий геологии и биологии (геологических эпох или живого организма) к синергетическим понятиям: биосферы (ноосферы) как самоорганизующейся системы, живого вещества как моды активности, эволюции видов как параметра порядка, цефализации (неуклонно идущего на протяжении всего эволюционного процесса усложнения нервной ткани и мозга), разума (выявившегося в результате этого процесса) и созданной последним науки — как управляющих всей системой параметров. Согласно Вернадскому цефализация направляет живое вещество на создание мозга человека, порождающего, возможно, в процессах социальной организации, разум и «духовные проявления» личности — религию, философию, искусство, но самое главное — науку. Разум и наука — порождение биосферы и её процессов, хотя выходят или выводят за её пределы.

Рассмотренная как бы изнутри логики теории Хакена идея уже начавшегося перехода биосферы в ноосферу предполагает нарастание мощи единственного управляющего принципа планетарного масштаба — науки и созданного последней единственного параметра порядка — всемирной сети научных организаций. Вряд ли современная ситуация в мире удовлетворяет этому. Однако рассуждения Вернадского о ходе эволюционного процесса вполне укладываются в представление о системе с двумя, тремя и даже с целой иерархией параметров порядка. Двумя параметрами порядка можно, например, считать сам вид человека разумного как совокупности человеческих организмов и созданные им социальные институты, включая научные организации. В этом случае фазовый переход по теории Хакена будет выглядеть как переход от устойчивого состояния к неустойчивому с устойчивым предельным циклом. Это значит, что мы перешли не в ноосферу, а в состояние резкого колебания от преобладания стихийных (и всё более разрушительных) процессов биосферы до относительно спокойного существования в техносфере. Если же выделить научные в негосударственные организации как новый (третий) параметр порядка, то сложная динамика всей системы биосферы может «в точности удовлетворять уравнениям детерминистического хаоса», т.е. представлять собой постоянное перепрыгивание с одного неустойчивого предельного цикла на другой, порождая хаос. Случайность таких прыжков будет демонстрировать чувствительную зависимость от начальных условий, а свойством траекторий хаотического аттрактора будет их самоподобие, или инвариантность относительно масштаба. При этом каждый из неустойчивых предельных циклов будет свидетельствовать о разрушении закономерностей психозойской эры биосферы, распаде сложившихся на протяжении долгих тысячелетий теснейших взаимозависимостей человечества с живым веществом и всей биосферой. Теория Хакена предлагает в двух последних случаях уменьшить число параметров порядка или создать один комплексный, иерархически упорядоченный, что сделает наше будущее более предсказуемым. Возможно, именно такая интуиция стоит за представлением Вернадского о едином всемирном государстве в ноосфере, т.е. за идеей единого планетарного центра управления.

Анализ понятия ноосферы с позиций постнеклассической науки, как понимает её исследователь, показывает, что в идее ноосферы у Вернадского сплелись (самоорганизовались) впервые сформулированные в юности идеалы служения человечеству и справедливого общественного устройства, новая картина мира, находящегося в вечном развитии, которая утвердилась в естественных науках, типологические особенности его личности, переломный характер российского времени, благородный дух среды талантливых русских учёных и, конечно же, трудности и успехи личной судьбы. В качестве резюме доклада можно утверждать, что сценарии стабильно неустойчивого и хаотического развития будут представлять всё большую опасность в XXI в., и властные структуры должны это как можно быстрее отчётливо осознать, чтобы наши дети и внуки не оказались на разорённой планете в непредсказуемой ситуации.

 
 

Ссылки партнёров