ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ «ЛЁТЧИК–САМОЛЁТ» С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРОБЛЕМ И ПЕРСПЕКТИВ ЛЁТНЫХ ИСПЫТАНИЙ

© М.Б.Меликова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Авиация и воздухоплавание"
2014 г.

Методы и средства изучения и формирования систем «лётчик–самолет» должны соответствовать объекту исследования, развитие которого определяется тенденциями развития авиационной техники (АТ), среди которых: «интеллектуализация» борта, внедрение интеллектуальных поверхностей, средств управления воздушной средой; интеграция бортовых систем и функций; применение «технологий человеческого фактора» с контролем состояния и действий оператора; адаптивность режимов и конструкций; «глобализация» баз знаний авиационных комплексов через Интернет; обнаружение в эксплуатации «скрытых свойств» объекта управления; актуальность модели деятельности лётчика-испытателя в нестандартных ситуациях, вызываемых скрытыми свойствами объекта.

Современное состояние разработок АТ характеризуется «минималистским» подходом. Например, встречаются попытки отказаться от лётных испытаний (ЛИ) (сочетание продувок в аэродинамических трубах и моделирования, а также наземных испытаний отдельных компонентов), от самолётов-летающих лабораторий (ЛИ на опытных самолётах), от специальной измерительной аппаратуры (общий комплект оборудования для опытных и серийных самолётов, «прошивка» программного обеспечения автоматики, препятствующая её доработке в ходе ЛИ), от исследовательских полётов (сертификационная направленность ЛИ). Выделяется также ряд методических проблем классической постановки и обработки результатов лётных экспериментов:

– проблема описания сверхманёвренности (отсутствие описания газодинамического управления в математических моделях движения самолёта);

– проблема идентификации высокоавтоматизированных самолётов (во-первых, либо оценивается «иллюзия» приемлемого поведения самолёта, создаваемая автоматикой, либо выявляются характеристики переходных процессов, неприемлемые для ручного пилотирования; во-вторых, затруднительно сформулировать полётное задание лётчику для получения на «входе» требуемого отклонения рулевых поверхностей, а также сформировать «типовые манёвры» для оценки и отработки алгоритмов автоматизированного управления в полёте).

Перспективный профиль ЛИ, позволяющий разрешать проблемы человеко-машинного взаимодействия в высокоавтоматизированных кабинах, включает:

– новые разделы — лётные исследования «человеческого фактора» и ЛИ на человеко-машинную совместимость, введение стадии ЛИ в цикл CALS, усиление стадии войсковых испытаний (поиск «скрытых свойств», выполнение требования «психологического подобия» изучаемых и оптимизируемых процессов взаимодействия «лётчик–самолет»), ЛИ на этапе концептуального проектирования;

– перспективные технические средства — миниатюрные средства измерения (в том числе, носимая электроника для снаряжения лётчика), комплекс информационно-моделирующего сопровождения ЛИ («Виртуальная летающая лаборатория»);

– перспективные разделы научно-исследовательских работ (управление групповым полётом беспилотников, информационное обеспечение «электронного театра военных действий», разработка теоретических моделей для «синергетических авиационных комплексов» — модели индивидуального стиля деятельности, модели деятельности лётчика-испытателя, принципы создания акустической среды информационно-управляющей системы).