ПРОБЛЕМА ОТНОШЕНИЯ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО К РЕЛИГИИ

© В.В.Лыткин
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2014 г.

В истории науки К.Э. Циолковский хорошо известен как ученый, внесший большой вклад в развитие материалистического естествознания. В то же время хорошо известно, что достаточно рано проявляется у ученого интерес к философским проблемам бытия, попытки осмысления, объяснения окружающей его жизни. «Меня особенно увлекали социалистические работы и натурфилософские. Некоторые из них были напечатаны, большинство же и сейчас лежит в рукописях» (К.Э. Циолковский. Черты из моей жизни. Тула, 1983. С. 23).

На определенных этапах своего творчества К.Э. Циолковский склонялся к идее первопричины как безличного всеобъемлющего первоначала Вселенной. Во многом этим объясняется и тот факт, что в определенные моменты жизни первопричина субъективно сливалась у Циолковского с идеей бога.

К наиболее важным субъективным факторам, влиявшим на мировоззрение К.Э. Циолковского (его становление и эволюцию) относится признание или непризнание исследований ученого. Непризнание работ ученого, недооценка их значения, их важности резко отрицательно отзывались на душевном состоянии ученого. Неслучайно во многих работах К.Э. Циолковского можно найти подобные горькие слова: «Тяжело работать в одиночку, многие годы, при неблагоприятных условиях, и не видеть ниоткуда просвета и содействия». (К.Э. Циолковский. Избранные труды. М., 1962. С. 209).

В общий неблагоприятный жизненно-психологический фон жизни ученого вплетались и такие трагические события, как смерть детей, пожары и наводнения, обрушивавшиеся на семью Циолковских. Все это приводило к тому, что в наиболее сложные периоды жизни у ученого возникали идеи мистического и религиозного характера: «Я чувствовал себя далеко не ладно... Стал впадать в отчаяние… Я видел и в своей жизни судьбу, руководство высших сил. С чисто материальным взглядом на вещи мешалось что-то таинственное, вера в какие-то непостижимые силы» (К.Э. Циолковский. Фатум, судьба, рок // Архив РАН. Ф.555. Оп. 2. Д. 1. Л. 6).

Развитие науки в конце XIX в. приобретает бурные масштабы, при этом значительно расширяется и сфера социального воздействия её на население. Особое влияние научные знания оказывают на мировоззренческие установки людей. Еще Г. Лейбниц в ХVIII в. по вопросу о взаимоотношении науки и религии замечал: «Кажется, что даже естественная религия чрезвычайно теряет свою силу. Многие считают души телесными, другие считают телесным самого бога» (Г.В. Лейбниц. Соч. Т. 1. 1962. С. 430). Факт данного противостояния науки и религии на рубеже веков не отрицается и современным православием, которое отмечает: «Вопрос об отношениях науки и религии, один из острых и болезненных не только для второй половины XIX столетия, не может, очевидно, решаться без выяснения того, действительно ли <…> произошёл между ними разрыв. <…> То, что в ХVIII в. представляется как противоречие между «разумом» и «верой», в XIX в. всплывает как конфликт науки и религии» (Воскрешение чаемое или восхищаемое. Богословские труды. Сб. 24. М., 1983. С. 245).

Анализ работ К.Э. Циолковского, как опубликованных, так и дошедших до нас в рукописном виде, свидетельствует, что ученый достаточно равнодушно относился к официальной религии и церкви. Об этом же говорят письма ученого, его автобиографические заметки. Был ли ученый верующим человеком? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Ранний период жизни ученого прошел в условиях религиозного воспитания, что было естественным для большинства населения Российской империи. Вместе с тем, зерна религиозного воспитания в данном случае упали на неблагодатную почву. Сам ученый писал, что с детства проникся законами природы и ничего кроме них не признавал (К.Э. Циолковский. Атлас дирижабля из волнистой стали. Калуга, изд. автора, 1931. С. 22). В то же время, некий потенциал религиозного мировоззрения сохранялся, и это давало ученому повод говорить: «Огромный груз внушенных нам в юности идей невольно клонит нас к мистицизму. И с помощью науки нелегко от него освободиться» (К.Э. Циолковский. Ответ на запрос Государственного словарно-энциклопедического издания // Фонды ГМИК им. К.Э. Циолковского. Ф.1. Оп.1. Д.101. Л.1). К.Э. Циолковский недвусмысленно указывает на то, что происхождение бога не носит сверхъестественного характера. Материалистическая, в своей основе, точка зрения помогает ученому найти верные истоки веры в бога в человеческом сознании. Более того, ученый весьма верно подмечает тот факт, что у разных народов боги совершенно разные. Все зависит от уровня развития народа, от его индивидуальных особенностей, от основных хозяйственных интересов и т.д.

Таким образом, К.Э. Циолковский приближался к решению весьма интересного и важного вопроса о генезисе происхождения понятия о боге как факторе социально-психологической активности людей, как результате познания ими природы. К.Э. Циолковский, в известной мере идеализируя начальные этапы появления религий и веры в бога, приписывая здесь особенную роль «мудрецам», тем не менее, весьма точно отражает гносеологические и психологические корни веры в бога. Человек в древности был слаб перед непознанными силами природы. Силу человеку несет лишь наука, открывающая перед людьми истины бытия. Человек, ввиду неразвитости своих знаний о природе, не может адекватно отразить внешний мир. Происходит весьма примечательная вещь: не умея верно объяснить, отразить в своем сознании действительность, люди делают это при помощи фантазии, домысливая то, что не понимают, нa определенной ступени развития человеческого общества отображение принимает антропоморфный вид. Возникает мир фантомов, перед которыми (перед мощью и всемогуществом их) человек начинает преклоняться. Таковы гносеологические корни веры в бога (в богов — первоначально).

Яркие религиозно-мистические взгляды в мировоззрении ученого наблюдаются в наиболее трудные моменты его жизни и творчества, что свидетельствует о мировоззренческой неуверенности ученого, характеризующейся, в определенной мере, его философским дуализмом. В то же время, творческий путь ученого свидетельствует с том, что он находил в себе силы не только преодолевать свои сомнения, но и мог смело выносить их на суд широкой общественности. А это свидетельствует о высокой степени научной самоотверженности К.Э. Циолковского.

В конце XIX — начале XX вв. православие, являясь государственной религией, испытывало вместе с Российским государством известный кризис. Социальным ответом на это, в частности, становится общая социально-духовная и идейная неудовлетворенность части верующих людей. Часть интеллигенции понимает, что православие в прежнем своем виде не может уже исполнять как прежде свои функции государственной религии. Появляются попытки как-то «подправить», модернизировать религию, сделать её более привлекательной. Так возникает в России «богоискательство». Отголоски «богоискательских» моментов в творчестве ученого наиболее явно заметны в его работе «Образование Земли и солнечных систем» (К.Э. Циолковский. Образование Земли и солнечных систем. Калуга, изд. автора, 1915).

Доклад подготовлен при поддержке гранта РГНФ и Правительства Калужской области №14-13-40001а(р).