ДУХ И МАТЕРИЯ В СВЕТЕ КОНЦЕПЦИИ ЖИВОЙ ВСЕЛЕННОЙ К.Э.ЦИОЛКОВСКОГО

© А.В.Колесников
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "К.Э. Циолковский и научное прогнозирование"
2015 г.

Проблема природы духа до настоящего времени обходится стороной позитивной наукой. Считается, что это не дело науки, а скорее религии или эзотерики. Пытаясь рассуждать на тему духа на страницах официальных научных журналов легко угодить во фрики и распрощаться с научным авторитетом и уважением коллег — нормальных ученых. А ведь между тем сама проблема объективно существует, и от того, что мы ее просто вынесли за рамки научного познания, никуда не делась. К.Э. Циолковский не был столь жестко связан с условностями, принятыми в официальной академической научной среде, и имел мужество, а также обладал достаточной внутренней интеллектуальной свободой для того чтобы прямо рассуждать об этом. При всем при этом чрезвычайно оригинальный ум К.Э. Циолковского обладал весьма развитой научной интуицией, глубину которой нам, возможно, еще лишь предстоит оценить.

Итак, феномен духа, несомненно, существует в каждом из нас, но мы, тем не менее, считаем природу этого явления научно не познаваемой, а попытки включения проблематики духа в планы исследований склонны считать лженаукой. Следует признать, что грани здесь действительно достаточно тонкие и спекуляции на почве проблемы познания природы души действительно возможны.

Нейрофизиология пока не приводит нас к сколько-нибудь вразумительному общему пониманию физической природы психики и субъективного восприятия себя и себя в мире и во времени. Пока нам не удается разглядеть «я» за биоэлектрическим шумом живых функционирующих нейронных ансамблей. Где прячется наше «я», на чем основано, как появляется и куда исчезает. На эти вопросы ответить пока сложно, но, тем не менее, вопросы эти существуют, а значит, могут и должны ставиться в рамках научного познания.

Рассматривая физические свойства материи мы почему-то напрочь забываем о таких вещах как «я», душа или психика. Мы априорно убеждены в том, что все это лишь некие далекие проявления свойств высокороганизованных структур, которые не имеют отношения и никак не проявляются на фундаментальном физическом, атомно-молекулярном, квантовом уровне организации материи. Циолковский же высказывал сколь смелую, столь же простую и обоснованную мысль о том, что зачатками пси-свойств должны обладать уже самые фундаментальные физические единицы вещества. В природе нет границ, а, следовательно, нет и пропасти между живой и неживой материи. Живая Вселенная — одна из самых спорных и часто критикуемых идей Циолковского. Однако, она же, возможно, является и одной из наиболее глубоких и пророческих его мыслей. Речь, разумеется, не идет о вульгарном одушевлении природы, характерном для ранней мифологии, или о некоторых современных поверхностных околонаучных концепциях.

Рискнем высказать мысль, что идеи панпсихизма К.Э. Циолковского об отсутствии границ в природе между живой и неживой материей могут и должны иметь под собой реальную почву. Более того, идеи эти в будущем могут оказаться не просто отвлеченным, абстрактным, философским теоретизированием, но лечь в основу новой парадигмы техники, а именно, чувствующих, ощущающих, по сути – живых машин. Как это не может показаться странным, фантастичным или сумасбродным с позиции традиционного современного мировоззрения, но именно там, возможно, лежит путь сильного, конструктивного решения проблемы создания истинного искусственного интеллекта. Не компьютерной программы, а именно искусственного «я», личности, обладающей ощущением своего бытия во времени и в мире. Подобные машины будут незаменимы в процессе исследования и освоения дальнего космоса, миров иных звезд.