ЛУННАЯ ОДИССЕЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОСМОНАВТИКИ «ЛУННОМУ СКИТАЛЬЦУ — 45»

© Г.Н.Довгань
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Пленарное заседание
2015 г.

17 ноября — особый день в истории мировой космонавтики. 45 лет назад произошло беспрецедентное событие: на поверхность Луны опустился первый в мире телеуправляемый с Земли луноход.

Лунная программа в СССР началась после успешных запусков советских искусственных спутников Земли. 20 марта 1958 г. государ-ственными и партийными органами был принят документ «О запусках космических объектов в направлении Луны», получивший наименова-ние «Программа "Е"».

Начался второй период отечественной непилотируемой космо-навтики (1958–1959). 2 января 1959 г. Телеграфное агентство Совет-ского Союза (ТАСС) оповестило весь мир о старте к Луне с полигона Тюра-Там «первой советской космической ракеты». Пройдя вблизи Луны и передав на Землю разнообразные сведения о ней, она стала первой искусственной планетой Солнца с красивым именем «Мечта». В сентябре того же года «вторая советская космическая ракета», со-вершив первую жёсткую посадку, доставила на наш естественный спутник вымпелы с изображением Герба Советского Союза и надпи-сью «Союз Советских Социалистических Республик. Сентябрь 1959». Третий лунный космический аппарат (ЛКА) в октябре 1959 г. вышел на орбиту вокруг Луны и сфотографировал её. Земляне впервые уви-дели обратную сторону естественного и вечного спутника нашей пла-неты.

В третьем периоде (1960–1966) активное исследование Луны и окололунного пространства продолжилось. В марте 1965 г. С.П. Коро-лёв передал работы по непилотируемым космическим аппаратам (КА) для исследования ближнего и дальнего космоса Машиностроительно-му заводу имени С.А. Лавочкина (ныне — ФГУП «НПО им. С.А. Ла-вочкина», г Химки), Главным конструктором ОКБ-301 которого стал Г.Н. Бабакин.

Новый коллектив разработчиков внёс существенные изменения в «Программу "Е"». 03.02.66 г. «Луна-9» совершила первую мягкую посадку на поверхность Селены, передав на Землю панорамы местного ландшафта. 03.04.66 г. «Луна-10» стала первым искусственным спутником Луны. 24.12.66 г. «Луна-13» осуществила вторую мягкую посадку и передала первые непосредственные исследования лунного грунта.

Начали сбываться предсказания С.П. Королёва: «Наступит и то время, когда космический корабль с людьми покинет Землю и напра-вится в путешествие на далёкие планеты, в далёкие миры. Можно предположить, что в будущем именно Луна станет основной промежу-точной станцией на пути с Земли в глубины космоса…» (газета «Прав-да» от 10 декабря 1957 г.)

Уже в это время в его ОКБ-1 разрабатывалась программа вы-садки советских космонавтов на Луну. Одним из звеньев этой про-граммы были разработка и конструирование дистанционно управляе-мого с Земли транспортного средства (ТС) для космонавтов, которые готовились к полёту на Селену. До посадки лунного корабля (ЛК) без космонавта в резервный и с космонавтом в основной районы предпо-лагалось доставить два таких ТС. Они являлись бы и радиомаяками при снижении ЛК, и средством перемещения космонавта (в случае необходимости) к резервному ЛК.

Четвёртый период (1967–1982) был отмечен развитием и при-менением телеуправления в уже многофункциональных лунных кос-мических аппаратах (ЛКА). Именно на этот период приходятся уни-кальные по своей значимости достижения отечественной ракетно-космической отрасли в изучении ближнего космоса.

В ОКБ-301 был создан орбитально-посадочный блок (ОПБ) для доставки передвижной научной лаборатории (лунохода) на поверх-ность Луны — объект Е8. Были разработаны ещё три модификации: для доставки на Землю лунного грунта (Е8-5, Е8-5М) и лунного спут-ника (Е8-ЛС).

Запуск ОПБ осуществлялся мощной четырёхступенчатой раке-той-носителем (РН) «Протон-К», созданной коллективом под руковод-ством Главного конструктора В.Н. Челомея.

Луноход состоял из двух основных частей: самоходного шасси и герметичного приборного отсека с научной аппаратурой. Шасси под руководством А.Л. Кемурджиана сконструировали специалисты отдела новых принципов движения в ленинградском ВНИИ-100 — головном танковом КБ страны (ныне — ВНИИ Трансмаш, г. Санкт-Петербург). Коллектив из Химок отвечал за создание и доставку на Луну ОПБ с луноходом, а ВНИИ-100 — за создание самоходного шас-си с блоком автоматического управления и системой безопасности движения. На «Луноходе-1» было установлено 9 научных приборов. Все они были отечественного производства, за исключением уголково-го светоотражателя, произведённого во Франции. Весил луноход 756 кг, имел в длину с открытой панелью солнечной батареи 4,4 м.

Информация о программе отправки на Луну лунохода была строго засекречена. Из 45 офицеров, проходивших специальный, в том числе и медицинский отбор никто не знал, для каких целей их готовят. Отобрали 14 и представили Г.Н. Бабакину. Началось обучение профессии «сидячих космонавтов» (как нас назвал Георгий Николаевич) на созданных в Симферопольском Центре дальней космической связи (ЦДКС) лунодроме и пункте управления луноходом.

Телеоператорное управление луноходом осуществлялось эки-пажем в составе двух расчётов.

В расчет входили:

– командир экипажа, координирующий работу экипажа и обла-дающий правом принятия окончательного решения;

– водитель, непосредственно отдававший команды луноходу при помощи штурвала, вроде авиационного;

– штурман, прокладывающий трассу движения;

– оператор по наведению остронаправленной антенны, обеспе-чивающий бесперебойную радиосвязь с луноходом;

– бортинженер, оценивающий по принимаемой телеметриче-ской информации состояние всех систем лунохода в режиме реального времени.

На телевизионный экран с «Лунохода-1» очередной кадр приходил через 21 секунду. По этим чёрно-белым изображениям водитель (а также и командир) уже оценивал обстановку, что там впереди перед луноходом — кратер ли или камень, на каком удалении, каковы их размеры. Двигался луноход со скоростью 33 см/сек.

За время задержки сигнала, он бесконтрольно преодолевал око-ло 6 метров. Другое дело, что перед этим мы успевали оценить по снимкам обстановку и просчитать дальнейший маршрут движения — метров на 7–9, в зависимости от освещённости, углов крена и диффе-рента.

Сход с посадочной ступени «Лунохода-1» осуществили: коман-дир майор Николай Михайлович Еременко, водитель — старший лей-тенант Габдулхай Гимадутинович Латыпов, операторы остронаправ-ленной антенны — майор Николай Яковлевич Козлитин и старший лейтенант Валерий Михайлович Сапранов («горячий резерв»), штур-маны — майоры Константин Константинович Давидовский и Викен-тий Григорьевич Самаль, бортинженеры — майоры Леонид Яковлевич Мосензов и Альберт Евстафиевич Кожевников. Следующий сеанс свя-зи с движением проводил расчёт майора Игоря Леонидовича Фёдорова (командир), в котором я был водителем.

«Луноход-1» проработал около одиннадцати земных месяцев — до 4 октября 1971 г., пройдя около 10 км и обследовав площадь в 80000 кв.м. За 157 сеансов связи телефотометры передали на Землю 211 лунных панорам, телекамеры — почти 25 тысяч фотографий. В 537 точках определялись физико-механические свойства поверхностного слоя лунного грунта (реголита), в 25 точках был проведён его химический экспресс-анализ.

Осуществив большую научную работу, первый в мире теле-управляемый луноход замёрз, оставшись на Луне как памятник три-умфу советской космонавтики.

Благодаря запуску к Луне американского орбитального зонда Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO, NASA) в 2009 г. у исследователей появилась возможность увидеть поверхность Луны с высоким разре-шением (0,4–1,6 м/пиксель) в марте 2010 г., когда учёные с помощью него обнаружили и провели крупномасштабное фотографирование местонахождений американских посадочных лунных моделей и рове-ров, посадочных ступеней советских ЛКА, а также «Лунохода-1», «Луноход-2» и следы их колёс.

Рабочая группа по планетной номенклатуре при Международ-ном астрономическом союзе (МАС) 15 июня 2012 г. утвердила 12 названий кратеров, расположенных по маршруту «Лунохода-1», лич-ными именами членов экипажа лунохода.

Наступит час, когда человек, долетев до естественного спут-ника Земли, сможет повторить путь этого «лунного скитальца» — такое нежное название дали учёные своему первенцу.

Основоположник космонавтики К.Э. Циолковский писал: «Нет ничего важнее, чем наше счастье и счастье всего живого в настоящем и будущем. Мы живём более жизнью космоса, чем жизнью Земли, т.к. космос бесконечно значительней Земли по своему объёму, массе и времени. Множество насущных вопросов сейчас не может быть реше-но, между тем как жизнь требует их решения, во что бы то ни стало. Отсюда потребность иметь твёрдые, непоколебимые взгляды и реше-ния трудных задач, чтобы не топтаться на одном месте, а идти вперёд, хотя бы рискованным путём». Итак, только вперёд, без непреодолимых препятствий!