ЭТИКА КОСМИЧЕСКОГО ТУРИЗМА В АССОЦИАТИВНОМ АНАЛИЗЕ ИДЕЙ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО

© В.П.Бровяков
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Космонавтика и общество: философия К.Э. Циолковского"
2016 г.

На предыдущих Чтениях автором обосновывалась позиция о том, что К.Э. Циолковский высказывал взгляды, которые явились предтечей космического туризма (КТ), а его идеи космической философии позволили говорить о философии космического туризма (ФКТ). Гносеологические, онтологические и аксиологические составляющие повлияли на становление и развитие теории КТ, независимо от того принимают это или нет участники данного вида деятельности. Был предложен категориальный аппарат ФКТ, сориентированный на понятия традиционного материализма, в котором могут быть использованы, особенно в части мифологического обеспечения КТ, идеалистические понятия.

ФКТ включает в себя многие аспекты философского знания и, потому, в развитие предыдущих работ предлагается рассмотреть этическое содержание ФКТ, или этику КТ, основным вопросом которой является: что есть «добро» и «зло» в КТ?

В ФКТ субъектом рассмотрения выступает космический турист, а объектом — любое явление естества, событие на туристическом маршруте, элемент туристического сервиса и т.п. Космический турист, как субъект, является частью системы социальных отношений, в том числе и этических, т.е. для него присуще и существенно восприятие и понимание добра и зла. При этом, этическая позиция космических туристов антиномична: она может быть научной или ненаучной; содействовать или противоречить пониманию истины.

Надо полагать, что антиномичность является мерилом любого высказывания субъекта в понятийном пространстве заданной парадигмы, и если высказанное мнение не допускает противоположного, то оно ложно. Потому рассуждения К.Э. Циолковского о космической этике можно ассоциативно рассматривать в КТ как рассуждения субъекта, априори понимая, что субъект может высказывать только субъективное мнение. При стремлении к объективности необходимо увеличивать число рассуждающих и высказывающихся субъектов, мнения которых могут быть, а строго говоря, должны быть антиномичны. Это особенно относится к определению понятий добра и зла вообще и в применении к КТ в частности.

Добро и зло в любом наблюдаемом событии есть относительные понятия. И поэтому невозможно реализовать, особенно в рамках КТ, идею К.Э. Циолковского о том, что «несомненная или высшая истина», заключается «в том, чтобы каждому чувствующему существу было всегда хорошо» [Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. Калуга: Золотая аллея, 2001. С. 278].

В понятийном пространстве парадигмы этики КТ отношения между субъектом и объектом нельзя достоверно определить с точки зрения, что есть добро или зло. Поскольку субъект под добром стремится считать только то, чтобы ему «было всегда хорошо», не учитывая при этом, что возможно и, как правило, происходит ущемление позиций объекта, ухудшение условий его существования.

В таком случае необходимо выйти за пределы понятийного пространства заданной парадигмы, подняться на более высокий уровень и с точки зрения этого уровня определить, что есть добро или зло в наблюдаемых отношениях между субъектом и объектом в КТ. Этот приём можно эффективно применять для определения собственно «добра и зла» в любом происходящем событии и не только в ФКТ.

Таким образом, этика КТ должна рассматриваться не на уровне отношений субъекта и объекта на туристическом маршруте, а на уровне более высоком по сравнению с наблюдаемыми отношениями. Например, техническое обеспечение КТ не должно ухудшать условий жизнедеятельности биосферы, в которой собственно и реализуется это «техническое обеспечение»; удобства и питание космических туристов не должны противоречить экологии околоземного пространства, орбитальным экологическим требованиям, и т.д. и т.п.

Необходимо разработать кодекс этики КТ, включающий этику космического туриста как субъекта на туристическом маршруте. Этот кодекс должен учитывать планетарные, орбитальные, межпланетные, а в дальнейшем и галактические системы, в которых, по мысли К.Э. Циолковского, возможны межпланетные сообщения.