ПЛАН ОСВОЕНИЯ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА К. Э. ЦИОЛКОВСКОГО: НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ АСПЕКТЫ

© В.В.Казютинский
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2008 г.

Знаменитый план освоения космического пространства, выдвинутый К. Э. Циолковским в работе «Исследование мировых пространств реактивными приборами» содержит не только научно-технические аспекты, но и гуманитарные (им посвящены также многие его философские сочинения). Гуманитарные аспекты космонавтики —это система социокультурных и мировоззренческих ориентаций и ценностей, которые явно или неявно влияют на космическую деятельность (КД) общества. Они играют роль при формулировке целей и задач КД, ее идеалов и норм, при оценке социальных последствий и перспектив КД. Среди них назовем принципы антропокосмизма, активно-деятельностного отношения человека к миру, индустриализма и научно-технического прогресса, справедливого социального устройства общества, единства человечества и др. Мировоззренческие ориентации и ценности космонавтики проявляются в исторических, социально-политических, социально-экономических, экологических, этических проблемах КД (подробнее см. доклад автора «Мировоззренческие ориентации современного космизма» на ХLII чтениях секции «Космонавтика и общество». Космическая философия К.Э. Циолковского»).

Общеизвестно, что научно-технические аспекты плана К.Э. Циолковского выполняются удивительно точно. Но как обстоит дело с аспектами гуманитарными? Трудно избежать впечатления, что в современной КД некоторые из гуманитарных идей К.Э. Циолковского заметно трансформировались.

1) Изменилось понимание антропокосмизма. Многих технически ориентированных специалистов в области космонавтики, возможно, удивит, что высшими ценностями К. Э. Циолковский считал трансцендентную Причину (Первопричину) космоса, т. е. Бога, и атомы-духи, неизвестные науке частицы мировой субстанции, обладающей способностью переживания радости, горя и т. д. Атомы-духи рассматривались в космической философии как подлинные «граждане Вселенной», а человек как (термин самого К.Э. Циолковского!) «общежитие» таких атомов, живущих в «согласии» и «гармонии». К. Э. Циолковский особо и многократно подчеркивал ограниченность ценностного статуса современного человека — его «полуживотное состояние», необходимость усовершенствования человеческой природы, в том числе искусственными средствами. В процессе освоения дальнего космоса биологическая природа человека должна будет измениться коренным образом. Он станет существом «совершенным», способным жить в космическом пространстве без скафандра. Проблема биологического облика человека обсуждается и современной культурой, в том числе биотехнологией. Но архаические представления об атомах-духах не получили развития. Понимание феномена человека, человеческой личности оказывается существенно более многомерным, чем у К.Э. Циолковского. В мировоззренческих ориентациях современной космонавтики человек в любом случае выступает высшей ценностью;

2) Изменилось отношение к природе. Ориентации на «покорение» и «эксплуатацию» природы (земной или космической), научно-техническими средствами (которые не сдерживаются экологическими нормами), на тотальную замену естественной среды обитания человека на искусственную, утрачивают былую привлекательность;

3) Наконец, оказалось, что образы «идеального общественного устройства», созданные космической философией, имеют мало отношения к современным социальным процессам и футурологическим прогнозам.

Подробнее точка зрения автора на сдвиги в гуманитарной проблематике в современной космонавтике рассматривается в докладе «От космической философии — к философии космонавтики» на секции «Космонавтика и общество. Космическая философия К.Э. Циолковского». Многие из новых мировоззренческих ориентаций и гуманитарных аспектов космонавтики обсуждали в своих работах выдающиеся современные космисты, к сожалению, безвременно ушедшие от нас: Л. В. Лесков (1931—2006) и Г. С. Хозин (1933—2001).

Своеобразие подхода Л. В. Лескова к прогнозированию ноосферного и космического будущего человечества состояло в том, что он применил к этому кругу проблем синергетическую парадигму, создал эвристически ценный концептуальный аппарат и использовал в построении сценариев космического будущего человечества методы неклассической прогностики, не известной К. Э. Циолковскому. Л. В. Лесков предложил ряд принципов гуманитарного характера, следование которым позволит человечеству выйти из ожидающей его глобальной катастрофы, в том числе принципы креативности, коэволюции, компликативности, гармонизации, императивы когерентности, экологический, интегративный, космический, глобального мышления и ряд других. Эти принципы намечают стратегию самосогласованной коэволюции природы и общества (Л. В. Лесков называет ее экоантропоцентрической. Они позволяют в новом свете сквозь призму синергетики взглянуть и на гуманитарные аспекты плана освоения космического пространства К.Э. Циолковского. Тем самым в ряде моментов Л. В. Лесков отошел от мировоззренческих ориентаций традиционного космизма. Стратегия «покорения» космоса должна быть заменена коэволюционной стратегией. Освоение космоса выступает не как жесткая неумолимая неизбежность, а как лишь один из вариантов разрешения глобальных проблем человечества. Причем вариант и не самый дешевый, и не самый вероятный (вероятность космизации хозяйства Земли оценивается в 0,05—0,10). Тем не менее, Л. В. Лесков тщательно исследует его в контексте виртуальных сценариев человеческого будущего.

Среди ценностных ориентаций человеческого будущего, намеченных Лесковым, наивысшим статусом обладает ноосферный идеал. Но современного человека Л. В. Лесков определил как «паразита биосферы». Научно-технический прогресс должен продолжаться в новых формах, не разрушительных для среды обитания, как в земных, так и в космических масштабах. Л. В. Лесков настойчиво подчеркивал ценностную значимость стратегии устойчивого развития. Он оптимистически относился к отдаленным перспективам разума в космических масштабах.

Г. С. Хозин, напротив, никогда не вступал в полемику с гуманитарными идеями плана освоения космоса, предложенного К. Э. Циолковским. Одна из его брошюр так и называется: «Циолковский был прав!» Но Г. С. Хозин не ограничивался гуманитарной проблематикой, которую затрагивал сам основоположник космонавтики (например, справедливое социальное устройство, единство человечества, освоение космоса только в мирных целях), чему придавалось особенно высокое ценностное значение. Основное внимание Г. С. Хозин уделял социально-политическим и социально-экономическим проблемам, которые возникли только с началом космической эры. Посвятив в свое время большое число работ проблемам военного соперничества двух сверхдержав, Г. С. Хозин и в дальнейшем интенсивно разрабатывал социально-политические, социально-экономические и экологические аспекты космонавтики, но уже в плане международного сотрудничества.

Дальнейшее осмысление наследия Л. В. Лескова, Г. С. Хозина и других философов космонавтики позволит окончательно разорвать замкнутый круг сложившихся у нас интерпретаций плана освоения космического пространства К.Э. Циолковского, в котором взор исследователя зачарованно устремлен к прошлому и будет стимулировать современное прочтение этого плана.