ВКЛАД М.К. ТИХОНРАВОВА В РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО (К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

© В.Е.Бугров
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2010 г.

Космические летательные аппараты первого десятилетия космиче-ской эры были спроектированы в отделе № 9 ОКБ-1 под непосредствен-ным руководством заместителя Сергея Павловича Королева – его давнего соратника и единомышленника – Михаила Клавдиевича Тихонравова.

В конце 1920-х годов на горе Узун-Сырт в Коктебеле в Крыму на всесоюзных планерных соревнованиях собирались будущие знаменитые советские авиаконструкторы. Среди них были и Королев с Тихонравовым. Планеры, построенные ими, выделялись высокими результатами. На пла-нере Королева была впервые в мире выполнена мертвая петля, на планерах Тихонравова были установлены рекорды высоты и дальности. Они вполне могли стать выдающимися авиационными конструкторами, но увлеклись идеями К.Э. Циолковского о межпланетном полете и посвятили свою жизнь их осуществлению.

Их знакомство с уверенностью можно назвать судьбоносным. Через три десятка лет Королев возглавил ОКБ-1 – головное ракетно-космическое предприятие страны, а Тихонравов – головной проектный отдел № 9. Там были созданы ракеты, космические корабли и беспилотные аппараты, по-лучившие «коктебельский» гриф «впервые в мире». Старт космической ракеты-носителя, запуски искусственного спутника Земли и искусственно-го спутника Солнца, возвращение на Землю животных из космического полета, фотографирование обратной стороны Луны, мягкая посадка на Луну и фотосъемка ее поверхности, создание искусственного спутника Луны, полеты к Венере и к Марсу, спуск в атмосфере Венеры, полет чело-века в космос, выход человека в открытый космос, стыковка на орбите беспилотных кораблей – все это было осуществлено впервые в мире.

Королев и Тихонравов вместе дерзнули впервые в мире практически осуществить фантастический проект – полет на другую планету. Мечты о межпланетном полете овладели молодыми конструкторами в конце 1920-х годов в московской планерной школе в захватывающих беседах о заатмо-сферных полетах, о трудах К.Э. Циолковского. Осенью 1931 г. Ф.А. Цан-дер, С.П. Королев, М.К. Тихонравов, Ю.А. Победоносцев создали в Моск-ве при Осовиахиме Группу изучения реактивного движения – ГИРД. За два года работы гирдовцы освоили в уменьшенном формате весь процесс создания будущих ракетных комплексов. Подвал в доме № 19 у Красных Ворот стал колыбелью отечественной космонавтики и ракетостроения, а Королев и Тихонравов из талантливых конструкторов планеров преврати-лись в самых компетентных в стране специалистов по созданию реактив-ных летательных аппаратов. Королев стал заместителем начальника пер-вого в мире Реактивного научно-исследовательского института, а Тихо-нравов – начальником одного из отделов.

По-разному сложились их судьбы. После войны они, хотя и находи-лись в разных организациях, но работали в избранном направлении. С.П. Королеву было поручено правительством решить самую важную то-гда для страны задачу – спасти ее от ядерного нападения. Под его руково-дством была создана серия боевых ракетных комплексов, мощность кото-рых позволяла приступить к осуществлению космических полетов. М.К. Тихонравов в 1948 г. разработал проект капсулы для полета человека за пределы атмосферы ВР-190, о котором стало известно И.В. Сталину, но условий для его осуществления еще не было.

В мощном фундаменте, позволившем Королеву распахнуть перед человечеством двери в новую – космическую эру, одним из краеугольных камней стал созданный в ОКБ-1 проектный отдел № 9 по космическим пилотируемым кораблям и автоматам – легендарный отдел Тихонравова. Созданию отдела предшествовал ряд событий. Постановлением Совета министров СССР от 13 февраля 1953 г. было одобрено создание поколения двухступенчатых ракет и предопределено появление космических ракет на базе межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. По постановлению Совета министров СССР от 20 мая 1954 г. была начата разработка ракеты Р-7 в том виде, в каком она стала известна всем. Уже через неделю 27 мая 1954 г. С.П. Королев обратился к Д.Ф. Устинову с предложением о разра-ботке искусственного спутника Земли. В докладной записке «Об искусст-венном спутнике Земли», подготовленной Тихонравовым и представлен-ной Устинову, содержалась основополагающая мысль – «ИСЗ есть неиз-бежный этап на пути развития ракетной техники, после которого станут возможными межпланетные сообщения».

В августе 1956 г. из состава НИИ-88 выделилось ОКБ-1, которое возглавил Королев. 3 апреля 1957 г. он создал головной отдел по проекти-рованию космических объектов и поручил руководство им Тихонравову, добившись его перевода в ОКБ-1 из НИИ-4, где им проводились научно-исследовательские работы по проблемам запуска космических аппаратов. Перед отделом Тихонравова была поставлена непростая, но ясная задача – разобраться в комплексе проблем, связанных с осуществлением межпла-нетного полета человека, определить средства, необходимые для их реше-ния, и приступить к практической разработке первоочередных изделий для отработки элементов будущего межпланетного полета.

Предварительные проработки возможностей осуществления меж-планетного полета человека, проведенные в отделе, стали основанием для Постановления Совета министров СССР № 1388-618 от 10 декабря 1959 г. «О развитии исследований по космическому пространству», определивше-го не только начальные, но и последующие вехи космической эры, начиная с первого полета человека в космос и заканчивая колонизацией ближайших планет. Оно предписывало: 1) создание автоматической научной станции на Луне, 2) создание космических ракет для полета на Марс и Венеру, 3) осуществление первых полетов человека в космос, 4) разработку авто-матических и обитаемых межпланетных станций и станций на других пла-нетах. Постановление Совета министров СССР № 715-296 от 23 июня 1960 г. конкретизировало эти задачи. Оно предписывало начать разработку ракеты Н-1 со стартовой массой 1000-2000 т, и однозначно определило ее назначение – для выведения на околоземную орбиту межпланетного ко-рабля массой 60-80 т. В приложениях были утверждены планы проектных и экспериментальных работ по созданию: 1) ракеты Н-1, 2) автоматических космических аппаратов, 3) тяжелых межпланетных кораблей, 4) электроре-активных двигателей, 5) ядерных двигателей для ракеты Н-1.

В соответствии с этими постановлениями, однозначно определив-шими межпланетное будущее советской космонавтики, в отделе № 9 с 1959 г. одновременно разрабатывались два проекта космических кораб-лей – корабль «Восток» для выполнения первого в мире полета человека в космос и тяжелый межпланетный корабль ТМК для пилотируемой экспе-диции на Марс. Сегодня это кажется фантастикой, но это была реальность, и практическое руководство по превращению фантастики в реальность осуществлял Михаил Клавдиевич Тихонравов.

В докладе описываются структура отдела и конкретные работы, проводившиеся в его подразделениях, представляются их основные участ-ники. Отмечается, что залогом успеха были массовый энтузиазм большого количества специалистов, добросовестное и творческое отношение к пору-ченной работе, щадящий контроль со стороны начальника отдела, мгно-венный доступ к Тихонравову и к Королеву при возникновении проблем, их доброжелательное отношение к инициативе. Особую роль играла атмо-сфера «оголтелого» творчества, которая создавалась Королевым и Тихо-нравовым и незримо существовала в отделе.

Этот период с 1957 г. по 1964 г., когда руководство всеми проект-ными работами по космическим кораблям и аппаратам осуществлял Тихо-нравов, можно по праву считать самым плодотворным в становлении со-ветской космонавтики, принесшим нашей стране признанную всем миром славу великой космической державы.