ЧЕЛОВЕК, СОЦИУМ, ПРИРОДА: ВЫБОР ТРАЕКТОРИИ КОЭВОЛЮЦИИ

© А.И.Дронов
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Космонавтика и общество: философия К.Э. Циолковского"
2014 г.

Человек, как гомеостазис II рода, реализует адаптивно-адаптирующую функцию, включая в неё элементы конструирующего и управляющего воздействия на окружающую среду. Эволюционируя, сообщество разумных существ (цивилизация) усложняет и расширяет действие элементов управления в процессах преобразования природы. В управляющей функции заключается глубинный эволюционный смысл генезиса и самореализации вида Homo sapiens по отношению к предшествующим ступеням и формам развития.

Далее определим стратегическую функцию цивилизации как управление коэволюцией трёх подсистем, куда входят: 1) естественная среда обитания человека — биосфера, планета, космос; 2) социум с его производственно-экономической и надстроечной организацией; 3) человек с его телесной и психической (интеллектуальной, эмоциональной) организацией.

Попытки локального управления природными процессами предпринимаются и сейчас. В перспективе — управление погодой, снятие тектонических напряжений, исключение землетрясений и других разрушительных факторов. В масштабах всей планеты — глобальное управление климатом как первая ступень на пути к управлению социобиосферой в целом. При любых масштабах важно, чтобы конструирование и управление осуществлялось в соответствии с принципом коэволюционного взаимодействия природы и общества.

Постановка проблемы эволюции вида Homo sapiens не нова. Сейчас она активно обсуждается в рамках проекта «Аватар» в варианте искусственной эволюции человека на основе высоких технологий. Речь идёт о создании кибернетической копии человека, наделённой такими атрибутами как высокопродуктивный интеллект (на матрице кибермозга), реанимирующееся (путём замены органов) физическое тело, адаптируемость к меняющимся условиям среды обитания, в перспективе — потенциальное бессмертие.

Было бы утопией решать задачу искусственной эволюции человека без изменения общества. На конгрессе «Глобальное будущее 2045» (Нью-Йорк, 2013) наряду с проектом «Аватар» обсуждалась новая эволюционная стратегия человечества, направленная на преодоление вызовов XXI в. в ситуации, когда социобиосфере угрожает «синергетический хаос». Глобальная цель эволюционной стратегии: переход цивилизации в новый социум — «неочеловечество», для чего потребуется кардинально изменить социальные институты с их устоявшимися приоритетами и ценностями.

Возникают вопросы. Есть ли гарантия исключения эксцессов противостояния «усовершенствованной элиты» и не охваченных трансформацией обычных людей? Возможно ли генно-инженерное психоформатирование, соотнесённое с этикой поведения человека? Не для эволюционного ли вырождения «гена» агрессии призваны были религии, положившие в основу «нравственный императив любви»? Нетривиальный вопрос: кем призваны?! Если Сверхразумом (всемогущим Творцом, Сверхцивилизацией), то он, всемогущий, мог бы иным способом (вне коллизии Христа) осуществить программу коррекции. Или именно этот путь медленного эволюционного вырождения, а не технологического устранения «гена» агрессии, является более эффективным? А если их запустить параллельно?!

Актуализация искусственной эволюции человека и перехода в «неочеловечество» неизбежно вызовет в обществе столкновения групповых интересов на идеологической, религиозной и этнической почве. Не последнее место в палитре опасений занимает риск выпустить неуправляемого «технологического джина» из бутылки, когда научные «достижения» обернутся антигуманным детищем, обрекающим на гибель своего создателя. Поэтому в реализации «суперпроектов» необходимо следовать максиме требования политического и международно-правового управления научно-техническим прогрессом.

Подчеркнем, что методологически более конструктивным представляется синтез трёх исследовательских программ, направленных на разработку скоординированной технологии управления коэволюцией взаимосвязанных подсистем, естественной среды обитания человека, природы самого человека и соответствующего ему социального организма.