ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ХIХ ВЕКА КАК ИСТОЧНИК МОНИСТИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО

© В.И.Алексеева
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Космонавтика и общество: философия К.Э. Циолковского"
2014 г.

Мировоззренческие идеи русских космистов базировались на знаниях в области естественных и точных наук, либо ограничиваясь сведениями, усвоенными в процессе полученного ими образования, либо пополняясь за счёт осмысления открытий, сделанных их предшественниками и современниками. Данное положение относится и к К.Э. Циолковскому.

Отметим общие положения естествознания, которые стали базой для философских монистических воззрений К.Э. Циолковского:

Однородность физического мира. Позиция Циолковского формировалась на базе ньютоновского варианта картины мира (не случайно он не принял теорию относительности А. Эйнштейна). По его мнению, всё в мире может быть взаимно соотнесено, подобно, устойчиво и стабильно: вещество, пространство, время и законы их существования. Между принципом однородности физической вселенной (космос един) и универсальным и всеобщим типом нравственности в этой же вселенной существует прямая параллель. Эту параллель описывали как ботаник А.Н. Бекетов в статье «Нравственность и естествознание», так и К.Э. Циолковский в работе «Этика или естественные основы нравственности».

Панпсихическая линия как вариант однородности. Панпсихическая идея разрабатывалась в истории философии и в истории естествознании издавна. К.Э. Циолковский осознано стал последователем панпсихизма, усмотрев в нём простую логическую возможность объяснения происхождения сложных типов психики. Если мир однороден в своих физических и психических свойствах, то элементарные зачатки психики имеются в каждом атоме и вся вселенная в определённом смысле жива.

Система взаимозависимости отдельных частей физического мира, имеющая космические масштабы. Опираясь на открытие роли хлорофилла в преобразовании энергии солнечного света в растительный белок, то есть на то явление, благодаря которому К.А. Тимирязев смог говорить о космической роли зелёного листа, Циолковский предложил собственное теоретическое построение об универсальности человека-растения, имеющего в составе кожи хлорофилловые зерна.

Эволюционизм, дарвинизм. Подчеркнем то, что К.Э. Циолковский экстраполировал законы эволюции в бесконечное настоящее и будущее, наметив этапы преобразований (или самоизменений) в анатомии, физиологии, психологии человека; движущих силах общественного развития; стадиях эволюции самого космоса.

Естественный или планируемый рост масштабов объединения однородных феноменов. Одно из самых показательных высказываний ученого, иллюстрирующих его позицию: «Весь прогресс науки состоит в этом стремлении к монизму, к единству, к элементарному началу. Её успех определяется степенью достижения единства. Монизм в науке обусловлен строением космоса. Разве Дарвин и Ламарк не стремились к монизму в биологии? Разве того же не желают геологи? Физика и химия влечёт нас по тому же направлению. Астрономия и астрофизика доказали единство образования небесных тел, сходство земли и неба, однообразие их веществ и лучистой энергии. Даже исторические науки стремятся к монизму» (К.Э. Циолковский. Очерки о вселенной. Калуга, Золотая аллея, 2001, С. 201). Под элементарным началом понималось то наиболее общее явление, на котором базируются все остальные, зачастую по видимости разнородные. Цель науки — обнаружить это единое всеобщее.

Методология объединения разнородных, традиционно разделенных феноменов. Примером этого тезиса может служить идея К.Э. Циолковского о возможном подобии человека (живого сознательного существа, ограниченного в своих размерах и жизненной потенции) и космоса (гигантской совокупности косного вещества со своими законами самообновления и такой продолжительностью существования, которая не сопоставима с продолжительностью жизни человека).

Перфекционизм. Собственно, все грани философии К.Э. Циолковского проникнуты идеями перфекционизма, описанием способности человечества к совершенствованию как нравственной цели и смыслу существования вообще. Данная идея встречается и у естествоиспытателей, в частности, у биолога Л. Бербанка.