АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО: КОСМИЧЕСКОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

© Н.М.Пустовойт
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2017 г.

У К.Э. Циолковского, как и у многих русских философов XIX - начала XX вв., находившихся в той же самой философской мировоззренческой парадигме, зародившейся в сфере отечественной культуры, сформировался свой целостный взгляд на мир. Ученый исповедует идеологию целостного подхода к изучению мира, предполагающую неразрывное единство чувственного, рационального и интуитивного моментов познания мира. Разумеется, в его концепции приоритет отдается естественнонаучному, и прежде всего рациональному, способу познания; однако, при этом, научное познание мира неотделимо от иных сфер и аспектов бытия человека и общества в целом; все здесь крепко увязано с моральными принципами, с этикой, и даже, если угодно, эстетикой мировосприятия. Циолковский предполагает наличие более высоких форм жизни, существующих во Вселенной, – к которым должен стремиться и, в конечном итоге, прийти, человек, человечество в целом, – это то, что называется им «эфирные тела». В процессе своего, – целенаправленного, уже, в грядущем, управляемого, – процесса человеческой эволюции человек должен достичь состояния «эфирного тела»: т.е. состояния более свободного, менее зависящего от природной «тяжести», преодолевшего голод и холод; человек, в таком новом состоянии, сможет, по Циолковскому, жить даже в открытом космосе, питаться непосредственно солнечным светом, солнечной энергией; такой человек, – своего рода, если угодно, сверхчеловек, – будет, по выражению Циолковского, относиться к человеку нынешнему так, как нынешний человек относится, по степени совершенства, к животному. «Картину душевного комфорта будущего человека, его обеспеченности, комфорта, понимания вселенной, спокойной радости и уверенности в безоблачном и нескончаемом счастье трудно себе вообразить. <…> Пройдут тысячи лет, и вы тогда население не узнаете. Оно будет настолько же выше теперешнего человека, насколько последний выше какой-нибудь мартышки. <…> Несовершенные миры ликвидируют и заменят собственными жилищами, заимствуя материал от астероидов <…> будет господствующим наиболее совершенный тип организма, живущего в эфире и питающегося непосредственно солнечной энергией» [1, с. 44-45].

По мнению Циолковского, первым шагом человек, должен полностью освоить Землю. Земля же может прокормить, при соответствующем полном использовании солнечной энергии и рациональном использовании природных ресурсов, десятки миллиардов населения; после исчерпания земных ресурсов и многократного преумножения численности людей, человечеству необходимо будет переселиться на иные планеты, заселяя планеты Солнечной системы, – и, далее, распространяясь в дальний космос. Параллельно с этим, условно, «количественным» процессом, должен происходить и «качественный» эволюционный процесс в человечестве, – именно тот процесс, о котором мы сказали выше: процесс преображения человека, как Homo sapiens. В этой связи, Циолковский пишет о том, что это судьба человечества – расселиться по Солнечной системе и далее. Во Вселенной, по представлению Циолковского, существует множество населенных миров; однако все равно, по-видимому, «пустых», незаселенных планет в Большом Космосе – тоже великое множество; и Земле, по утверждению мыслителя, выпала почетная миссия служить рассадником высшей разумной жизни на этих пустых планетах. Причем, если человечество, достигнувшее своего физического и нравственного, опять же по мнению Циолковского, совершенства, будет встречать на данных планетах местные отсталые формы жизни, безнадежные в плане их совершенствования, нравственного и интеллектуального их преобразования, то данные формы жизни должны будут ликвидироваться, как «тупиковые ветви», а человечество, как несущее свет высшего разума и добра, должно заселять собой эти «зачищенные» планеты. Однако любопытно знать мнение ученого и о том, что если мы, человечество, не исполним этого своего долга самосовершенствования, как нравственного, так и физического, не преобразимся в процессе освоения космоса, а останемся на нашем нынешнем, по сути, весьма убогом и ничтожном, уровне, то и нас вполне может постичь подобная (вполне, значит, по-своему, справедливая) участь, – со стороны других, более развитых цивилизаций, – и, подвергнутые высшему суду со стороны данных высших существ и их цивилизаций, мы, человечество, будем уничтожены, как не исполнившие своей вселенской миссии, своего космического долга. «Они (развитые инопланетные цивилизации) встречали на своем пути и зачаточные культуры, уродливые, отставшие и нормально развивающиеся. Где ликвидировали жизнь, где оставляли ее для развития и собственного обновления. <…> Гораздо скорее, проще и безболезненнее размножить уже готовые, более совершенные породы» [1, с. 46]. «Даже исчезнут из характера низшие животные инстинкты, даже унижающие нас половые акты и те заменятся искусственным оплодотворением. Женщины будут родить, но без страданий, как родят низшие животные. Произведенные ими зародыши будут продолжать развитие в особой обстановке… Размножение будет очень быстрым, так как огромная часть яичек (и яйцеклеток) пойдет в дело» [1, с. 44-45] По убеждению Циолковского, всякая «эволюция» и «рождение», в будущем, будут отвергнуты, как «страдальческий путь» и окажутся замененным на «безболезненное размножение», – причем сделано это должно быть не только относительно, собственно, человечества, но и в отношении всех прочих живых существ, мучение которых должно быть прекращено. «Пусть же хоть через тысячелетия придет нирвана, но нирвана могучая, царственная, богатая добрыми плодами; и да стоит она на страже нашей планеты, не давая возродиться мукам ни на поверхности земли, ни в глубине морской, ни в воздухе…» [1, с. 179].

Преобразование мира, – сродни религиозному христианскому апокалиптическому его преобразованию, – должно быть осуществлено самим человеком, с помощью его разума, заключающегося в «истинном эгоизме» и царствующего повсеместно и за пределами нашей Солнечной системы. Данное преобразование актуализирует те самые атомы, как «чувствующие индивиды», из которых складываются совершенные (разумные) формы жизни. Именно в этих формах-системах «духовные атомы» обретают свое высшее счастье. А счастье человека, по мысли Циолковского, есть счастье всей вселенной, в целом; счастье вселенной – счастье каждого из атомов-индивидов, из которых состоят живые разумные организмы, и, значит – счастье конкретного человека, счастье всех людей. Счастье — это должно, по-видимому, заключаться в преобладании разума над животными потребностями (попить, поесть и т. д.) и в ощущении радости, трудоспособности, размышлениям. «Во вселенной господствовал, господствует и будет господствовать разум и высшие общественные организации. Разум есть то, что ведет к вечному благосостоянию каждого атома» [1, с. 47] Атомы сами собираются в новые, даже, бывает, в еще более высшие и совершенные, – и, значит, более счастливые, – формы жизни, в новые живые существа, всякий раз заново. Проще говоря, Циолковский, утверждает принцип «все во всем», принцип единства вселенной, каждой мельчайшей частички («атома») этой вселенной с целым. Ведь только единая гармония, этих «атомов» определяет счастье Целого, Мироздания. В этом смысле оригинальна трактовка «духа – атома», если судить о нем как о неразрушимом, который всегда был, есть и будет. Атомы, из которых состоит все живое и неживое, способны ощущать, – и качество и интенсивность этого ощущения находится в зависимости от того, в каком теле, как системе, они актуализируются, в какую часть тела они попадают. «Сущность жизни вселенной зависит от жизни и самочувствия атомов. <…> Счастье вселенной есть счастье атомов» [1, с. 238-239]. Таким образом, и Вселенная, тоже своего рода живой организм.

Изучая основополагающие принципы устройства общества, ученый пришел к выводам о том, что первичным свойством каждого человеческого индивида является естественное стремление к объединению, как возможности самосохранения, развития, приобретения счастья и т.д. Объединяясь, люди, как составляющие целого общества, приобретают силу, и способны преодолевая препятствия, развиваться, прогрессировать. «Как клеточки, соединившись в одном животном, приобретают могущество по сравнению с отдельной клеточкой, так и общество, соединившись в одно государство под управлением одного человека или совета, становиться могущественным в сравнении с отдельной личностью» [1, с. 438].

Очевидно, что в данном случае мы будем иметь уже не замкнутые на некоей планете (Земле) человеческие сообщества, а сообщества более совершенных («эфирных») существ. Совокупность разного рода населенных звездных систем, и, шире, галактических заселенных систем, будут складываться в то, что Циолковский называет «эфирными островами», – с единым центром управления.

Система управления в подобных вселенских сообществах будет качественно более совершенной, нежели имеет место в настоящее время в разных странах на Земле: на каждый новый высший иерархический уровень в этих сообществах будут целенаправленно отбираться самые лучшие. Самый же лучший, здесь, самый совершенный, – и в нравственном, и в управленческом отношении, и даже, по-видимому, и в отношению физическом, – должен будет оказываться на вершине всей данной иерархической пирамиды. Причем, заметим, с откровенным обожествлением, здесь, избранных правителей. «Миллион открытых спиральных туманностей, или Млечных путей, составляет также одну группу, одну астрономическую единицу 4-го разряда. Я имею основание считать ее эфирным островом… Эфирных островов имеется без конца. Их группа составляет единицу 5-го порядка» [1, с. 34-35]. «Каждая планета управляется одним избранным, самым лучшим, самым совершенным на планете существом. Президенты планет – это уже боги высшего порядка <…> Объединяются и все планеты каждого солнца. Вот уже основание для существования правителей солнечных систем – богов третьего порядка… Для групп солнц, звездной кучи, млечного пути, эфирного острова, и так бесконечно, пока не дойдет до объединения всего космоса. Этот высший бог порожден вселенной и, может быть, и есть сам космос… Мы должны признать существование многих богов самых разных рангов. Чем они выше, тем дальше от человека, тем непостижимее для него…» [1, с. 436]

В то же время, подобное оптимальное, и стоит заметить, иерархическое социальное устройство, неизбежно, будет использовать определенные управленческие практики и методики: например, предоставлять «благоприятным», в терминологии Циолковского, элементам социальной жизни более выгодные условия для размножения относительно «неблагоприятных» элементов. Подобное общество будет, неизбежно, разделено, с целью улучшения человеческой породы, на своего рода касты; в этом обществе, обязательно, должен будет осуществляться разумный контроль над рождаемостью, браками и т. д.

Познавая и ощущая мир в подобной своей мировоззренческой парадигме, Циолковский словно, проповедуя свою веру, призывает нас отрешиться от внушенных и навязанных ранее ему, и нам, всему человечеству, идей, раздвинуть границы привычных правил и мировоззренческих рамок, пойти дальше, стать творцом себя, и лично, и всего человечества в целом, стать преобразователем Вселенной; проповедует свои революционные идеи единства, бессмертия, чувствительности атома. Но если бы не было противоречий и сомнений, могли бы мы быть уверены в том, что наука будет развиваться?

Литература

1. Циолковский К.Э. Космическая философия. М., ИДЛи, 2004.