К.Э. ЦИОЛКОВСКИЙ И РАЗВИТИЕ ФАКТОРОВ ЭКСПАНСИИ ЧЕЛОВЕКА В МИРОВОМ ОКЕАНЕ И В КОСМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

© И.А.Соболев
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2017 г.

В работе «Цели звездоплавания» К.Э. Циолковский говорил о расселении человечества в эфирных поселениях, размещенных в космическом пространстве и, напротив, считал нерациональным и затратным расселение на другие небесные тела, аргументируя это как максимальным использованием лучистой энергии Солнца, так и преимуществами отсутствия гравитации. Сегодня, однако, взгляд на пространственную экспансию претерпел изменения, идеология искусственных космических поселений отошла на второй план, уступив место идеологии освоения новых планет и планетных систем. Космическое пространство при этом рассматривается не как среда для обитания, а как среда, разделяющая обитаемые миры, которую необходимо преодолеть, и как источник внешних ресурсов для обеспечения жизни.

Примерно такая же задача уже стояла перед земной цивилизацией в ходе проникновения человека в мировой океан. При рассмотрении экспансии в океаны с позиций сегодняшнего дня аналогия с задачей проникновения в космическое пространство прослеживается сразу по нескольким аспектам. Во-первых – и космос, и океан являются средой, изначально не приспособленной для жизни в ней человека. Во-вторых, водные пространства практически сразу начали использоваться не только как транспортные коммуникации, но и как источник ресурсов. Наконец, в-третьих – первые межконтинентальные плавания можно рассматривать именно как путешествие через враждебное пространство в новые миры, пригодные для жизни.

Таким образом, напрашивается задача ретроспективного рассмотрения пути проникновения в океаны, выявления стимулирующих факторов и исследование возможности их экстраполяции на освоение космоса. При таком рассмотрении становится заметным, что история освоения человеком Мирового Океана показывает пример последовательного постепенного проникновения в новые пространства и их использования для нужд цивилизации – от речных и прибрежных плаваний человечество перешло к длительным походам вдоль побережий морей и океанов, затем к трансокеанским плаваниям, вышло в околополярные районы и, наконец, начало строить суда для подводного плавания. При этом на каждом новом шаге прослеживалось расширение стимулирующих факторов - в первую очередь в качестве стимула приобретали значимость экономические потребности – такие, как добыча ресурсов (рыболовство, зверобойный промысел) и коммерческая деятельность. Затем – решение военных задач, то есть достижение силового преимущества. Следующими по уровню иерархии и возникновения являлись задачи политические (достижение престижа) и научно-инженерные (познание мира). В принципе, хотя в явном виде они не ставились, можно говорить о задачах философского характера (покорение новых рубежей, расширение границ), как о вершине в иерархии целей мореплавания.

Таким образом, при каждом переходе к новому шагу прослеживается постепенное расширение потребностей по схеме «снизу вверх» - то есть от базовых и более прагматичных к потребностям более высокого уровня.

При рассмотрении же истории выхода человека в космическое пространство наблюдается несколько иная последовательность – первыми задачами, стоявшими перед первыми космическими программами, были как раз задачи философского, политического и научного характера, и только в последствии, по мере развития космической техники, стало возможным ее широкое применение для решения задач военных и коммерческих.

В связи с этим, будет логично предположить, что по той же самой схеме будут осуществляться и последующие шаги – то есть осуществление полетов к планетам и звездам, для которых первоначально в качестве стимулирующих факторов будут играть наибольшую роль именно стремление к расширению рубежей обитания, решение научных задач, достижение политического престижа. Именно этими соображениями руководствуются сегодня сторонники осуществления марсианской пилотируемой миссии на основе существующих технологий, видя в ней новую значимую цель, которая могла бы воодушевить общество и власти на ее достижение и тем самым способствовать выходу из «застоя» уже не только отрасли, но и всей цивилизации.

В то же время история показывает, что далеко не каждая поставленная цель, даже будучи значимо воодушевляющей и технически реализуемой, может способствовать дальнейшему развитию данного направления работ, более того – существуют такие варианты развития событий, при которых неверная или несвоевременная постановка цели в дальнейшем может способствовать замедлению этого развития, и даже полной его остановке.

В докладе на основе истории ряда арктических экспедиций, а также программы «Аполлон» делается вывод о том, что формируемая цель должна отвечать следующим основным требованиям:

1. Цель должна быть достижима в обозримые сроки;

2. Цель должна быть достаточно амбициозной и воодушевляющей;

3. Цель должна иметь четкую формулировку;

4. Цель должна иметь осязаемое долговременное значение;

5. Цель должна быть этапом на пути к следующей цели более высокого уровня;

6. Цель должна служить достижению высшей (глобально-стратегической) цели, значимой при любом социально-экономическом строе.

Невыполнение хотя бы одного условия приводит к возрастанию вероятности потери интереса к достижению поставленной цели вне зависимости от текущей успешности работ.

Если рассматривать с учетом технических и социальных реалий сегодняшнего дня такую цель, как обеспечение присутствия человека на Марсе, то, безусловно, даже первый полет будет иметь огромное философское значение – люди впервые высадятся на другой планете. Следует признать и величину его научного значения, поскольку за один и тот же срок подготовленный человек соберет полезной для науки информации существенно больше, чем робот. Политическое значение будет несколько меньшим, чем у первых полетов на околоземную орбиту и к Луне по причине огромных затрат, которые с большой вероятностью приведут к международному осуществлению проекта, помимо этого, сегодня и у элиты, и у общества наблюдается смещение приоритетов из области освоения новых рубежей в область материального производства и потребления. Что касается военного и коммерческого значений, то их перспективы до сих пор даже не сформулированы.

С точки зрения вышеназванных требований марсианская пилотируемая экспедиция будет вполне достижимой – уже в настоящий момент имеется несколько достаточно хорошо проработанных проектов. Она, безусловно, будет весьма амбициозной. Как любое покорение нового рубежа, она будет значимой, если мы предполагаем идти в своей экспансии дальше. Однако уже сейчас заметны серьезные проблемы с формулируемостью задач марсианской экспедиции и, тем более, пониманием пути дальнейшего развития. И ни один из предлагаемых проектов марсианской экспедиции пока не предполагает наличие долгосрочной стратегии дальнейшей космической экспансии и значимых для Человечества целей ее реализации, более того – зачастую даже цель самой экспедиции формулируется весьма невнятно, а полет к Марсу рассматривается, как самоцель. А при отсутствии четкой программы деятельности человека на планетах Солнечной системы, мотивация, при которой достижение планеты и высадка на нее фактически является самоцелью, неизбежно будет носить кратковременный характер. Таким образом, перспективы дальнейшего развития как самих предлагаемых проектов, так и всего направления в целом, ставятся под сомнение.

Кроме того, в обществе и в элите нет осязаемости важности результатов такого полета с точки зрения внедрения результатов в повседневную жизнь человечества. Наконец, сегодня весьма сложно говорить о преемственности, поскольку осуществление пилотируемых полетов к Марсу сегодня предполагается почти на границе возможностей существующих технологий, а любой дальнейший шаг даже в Солнечной системе уже находится за их границами.

Теперь рассмотрим с точки зрения тех же критериев восстановление полетов к Луне. Ни о философском, ни о существенном политическом их значении сегодня, после полетов «Аполлонов», говорить уже не придется. Однако существует некое хотя бы теоретическое видение использования Луны в решении военных задач. Пилотируемые полеты с высадкой на поверхность, тем более – создание лунной базы, будут иметь немалое научное значение. Вовлечение же лунных ресурсов в народнохозяйственный оборот позволит говорить и об экономических результатах. То есть – начав исключительно с политической и научной значимости полетов «Аполлонов», человечество на Луне может закономерно перейти к более широкой экономической сфере деятельности, что позволит более прочно закрепиться на достигнутом рубеже даже в существующих социально-экономических условиях.

Самое же главное – это то, что цель полетов к Луне удовлетворяет всем выработанным требованиям. Она достижима уже на современном уровне технологий. Она достаточно амбициозна, при условии, что речь пойдет не об эпизодических посадках, а об основании постоянной либо даже посещаемой базы и вовлечении в народнохозяйственный оборот лунных ресурсов. Ее результаты будут осязаемы как в космонавтике, так и в напланетной деятельности. Она преемственна, поскольку в ходе полетов к Луне будут отрабатываться технологии полетов к планетам, то есть технологии покорения следующего рубежа. Наконец – при выполнении всех предыдущих требований она будет весьма значима.

В результате проведенных рассуждений приходим к выводу, что при всей привлекательности и технической осуществимости идеи марсианской пилотируемой экспедиции, выбор ее в качестве следующего этапа проникновения в космическое пространство сегодня является преждевременным, и вне зависимости от того, завершится ли такая попытка успехом или неудачей, она несет в себе большой риск длительной приостановки дальнейших пилотируемых планетных программ. В случае провала экспедиции – по причине высоких политических и экономических потерь, в случае успеха – по причине невозможности на существующих в настоящий момент принципах космического полета обеспечения регулярного и эффективного освоения и, как следствие, потери дальнейшего интереса к нему как в обществе, так и среди политической элиты.

В связи с этим, с позиции диалектической логики развития по схеме «от простого – к сложному» и с точки зрения совокупности выполнения условий, характеризующих достижимость цели, наиболее адекватной экономическим и социально-политическим реалиям сегодняшнего дня целью следующего этапа проникновения человека в космическое пространство должна стать не организация «любой ценой» марсианского полета, а именно промышленное освоение Луны. И лишь после ее вовлечения в ресурсный и промышленный потенциал человечества и после отработки в ходе этого вовлечения всех необходимых технологий будет оправдан следующий шаг – пилотируемые полеты к планетам.