МОТИВЫ КОСМИЧЕСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ В ТРУДАХ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО И В СОВЕТСКОЙ ФАНТАСТИКЕ ХХ ВЕКА

© В.Ю.Захарова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2017 г.

В научно-фантастических произведениях К.Э. Циолковского «На Луне» (1893), «Грезы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения (1895)», «Вне Земли» (1918/1920) с максимальной научной достоверностью описаны и первые шаги человека в космос, и самые дальние перспективы покорения Вселенной. Ученый силой воображения убеждал читателей в осуществимости своих идей.

Тема космического полета получила продолжение в произведениях многих отечественных писателей-фантастов. В большинстве случаев научно-фантастические идеи базировались на разработках ученых, на статьях и книгах популяризаторов науки. Опираясь на труды Циолковского, А.Р. Беляев в романе «Звезда КЭЦ» (1940) детально изобразил перегрузки при старте ракеты, состояние невесомости во время орбитального полета, специфику приема пищи при отсутствии силы тяжести, изменения в живых организмах и психике людей под воздействием невесомости и космической радиации.

После того, как фантасты «освоили» Солнечную систему, они «заинтересовались» соседними звездами. Долгое время считалось, что единственный способ достичь ближайших звезд — использование фотонных ракет, хотя существовали проекты звездолетов с термоядерными, ионными, радиоквантовыми двигателями. В научных и научно-популярных изданиях печатались также проекты межзвездных путешествий с использованием иных измерений пространства — предполагалось, что такой способ позволит преодолевать галактические бездны практически мгновенно, поскольку корабль движется как бы перпендикулярно оси времени. В зависимости от творческих задач, писатели-фантасты выбирали тот способ межзвездных путешествий, который оптимально соответствовал авторскому замыслу. В рассказе В. Журавлевой «Астронавт» космическая экспедиция совершалась на атомарно-ионной ракете; братья А. и Б. Стругацкие отправили героев повести «Страна багровых туч» к Венере на фотонной ракете. Писатели-фантасты описывали полет к иной звезде и в космическом корабле, имеющем сравнительно низкую скорость — например, десятые доли скорости света. В этом случае, как нетрудно подсчитать, время путешествия может достигать десятков и сотен лет. Очевидно, что в таком полете будут сменяться поколения, и цели достигнут лишь далекие потомки экипажа, который стартовал из окрестностей Земли. В этой связи не мог не возникнуть вопрос о психологических проблемах длительных экспедиций: «Что делал экипаж в течение многих месяцев полета? <…> Вынужденное безделье приводило к расстройству нервной системы, вызывало упадок сил, заболевания <…> Нужен был труд, причем труд творческий, к которому привыкли эти люди. И вот тогда было предложено комплектовать экипаж людьми увлекающимися» (В. Журавлева, «Астронавт»). Другое решение психологической проблемы – космические экипажи погружаются в анабиоз, оставив на вахте одного-двоих дежурных (И. Ефремов «Туманность Андромеды», И. Давыдов «Я вернусь через тысячу лет»).

Однако, главная беда субсветовой астронавигации в ином. Время замедляется лишь на борту звездолета, но не на Земле. Пробыв в рейсе несколько лет по бортовому времени, экспедиция возвращается на родину, где прошли века или даже тысячелетия, и собранная космонавтами информация успела за это время устареть (Г. Гуревич «Мы — из Солнечной Системы», И. Варшавский «Под ногами Земля»). Совершенный звездолетчиками подвиг самопожертвования оказался ненужным.

Писатели-фантасты искали способ еще более сократить длительность межзвездных путешествий, и такой способ некоторые из них увидели в сверхсветовом полете. Скорость света превышали космические корабли в рассказах «Частные предположения» Стругацких, в романе «Люди как боги» С. Снегова. Другой способ - мгновенное перемещение на межзвездные дистанции, основанное на «прокалывании» пространства (эффект деритринитации у Стругацких), а также различные научно-фантастические концепции, базирующиеся на использовании четвертого, пятого и т. д. измерений пространства-времени, гиперпространства, перпендикулярного времени, внешнего континуума и т. п.

В 1960-е годы советские фантасты начали населять Вселенную своими современниками. Если персонажи И. Ефремова являлись нашими отдаленными потомками, даже с измененной психологией, то космонавты из фантастических повестей братьев Стругацких, В. Михайлова и С. Жемайтиса почти ничем не отличались от современных авторам представителей опасных профессий: ракетчиков, летчиков-испытателей, полярников, геологов. Заселение космоса приводит к контактам с инопланетянами. Вырисовываются два основных варианта взаимоотношений между братьями по разуму: либо мирные беседы, либо война. В 1945 г. Мюррей Лейнстер в рассказе «Первый контакт» сформулировал концепцию, которую разделяло большинство фантастов: с одной стороны возможность мощного рывка в развитии обеих сторон в результате мирного общения и обмена техническими знаниями, с другой – когда сталкиваются две культуры, одна обычно занимает подчиненное положение, в противном случае возникает война. И. Ефремов написал в ответ повесть «Сердце Змеи» (1960), в которой выдвинул диаметрально противоположную концепцию: для цивилизации, достигшей звезд, война невозможна по этическим соображениям, тогда как торговля – слишком меркантильное занятие для высокоразумных существ. Следовательно, утверждал советский писатель, контакты между цивилизациями из разных звездных систем будут носить характер бескорыстного обмена научно-технический и гуманитарной информацией.

Итак, к середине ХХ столетия сложились представления об основных побудительных причинах, которые могут руководить участниками контакта: научная любознательность, меркантильные соображения (торговля, экономическое партнерство), милитаризм (уничтожить или завоевать менее развитую цивилизацию), политические интересы (навязать партнеру по контакту удобный для себя режим), либо – как следствие – самозащита от нежелательного влияния инопланетян (отражение космической агрессии, пресечение подрывных акций инопланетных спецслужб). Еще одна причина, побуждающая цивилизацию вступать в контакт – прогрессорство, т е. сугубо альтруистическое стремление оказать помощь младшим братьям по разуму. Так, земляне в эпопее С. Снегова «Люди как боги» совершенно бескорыстно помогают менее развитым звездным народам Альдебарана, Беги, Плеяд. Столь же альтруистичны и люди ХXII-ХХIII веков из повестей братьев Стругацких «Трудно быть богом», «Обитаемый остров», «Парень из преисподней» (именно Стругацкие предложили термин «прогрессорство»), в которых показана деятельность Института экспериментальной истории, Комиссии по контактам и Комитета Галактической Безопасности в области ускорения прогресса цивилизаций, находящихся на уровне феодализма и даже нашего времени. Впрочем, те же Стругацкие в повести «Попытка к бегству» поставили вопрос в ином ракурсе: возможно ли вообще прогрессорство и пойдет ли на пользу слаборазвитой цивилизации широкомасштабная помощь пришельцев из космоса, или каждое человечество должно само выстрадать свой прогресс? В повестях «Попытка к бегству» и «Трудно быть богом» братья-соавторы показывают, что от такой помощи пользы мало, однако в «Обитаемом острове» и «Парне из преисподней» прогрессоры действуют весьма успешно. И еще одна ксенологическая («ксенология» – введенная фантастами наука, изучающая внеземные цивилизации) разработка Стругацких – в повести «Малыш» земляне встречают «замкнутую» цивилизацию, принципиально не желающую поддерживать какие-либо отношения с братьями по разуму.

Особая форма контакта – работа космических археологов. Например Следопыты из «Возвращения» Стругацких – отряд космонавтов, изучающий следы, оставленные на других планетах экспедициями инопланетян. Другой вариант этой идеи встречаем в рассказе Д. Биленкина «Долгое ожидание». Предвидя скорую гибель своего солнца, некая цивилизация оставила запись своего генетического кода. Через миллионы лет земная экспедиция наша их планету, и люди сумели, воспользовавшись генной информацией, возродить погибшую расу.

Усовершенствование человека, покорение космоса, встреча с иным разумом, путешествия во времени, преодоление экологического кризиса, перестройка и колонизация планет, создание могущественной техники для улучшения условий жизни человечества – эти темы всегда были и будут в центре внимания фантастики. Обостренный интерес авторов к таким проблемам отражает естественную мечту многих человеческих поколений о долгой, счастливой, обеспеченной и безопасной жизни. Фантасты всегда были разведчиками долгого пути, ведущего к могуществу как отдельного индивидуума, так и цивилизации в целом, и всегда стремились предугадать опасности, подстерегающие человечество на этой дороге.

Литература

1. Беляев А.Р. Звезда КЭЦ. М., Детиздат, 1940.

2. Варшавский И. Под ногами Земли. Л., Лениздат, 1991.

3. Давыдов И. Я вернусь через тысячу лет. М., Самиздат, 2014.

4. Ефремов И. Сердце Змеи. М., Молодая гвардия, 1958.

5. Ефремов И. Туманность Андромеды. М., Молодая гвардия, 1958.

6. Журавлева В.Н. Астронавт // Антология советской фантастики. М., Молодая гвардия, 1968. С. 271-289.

7. Снегов С. Люди как боги. СПб., Азбука, 2014.

8. Стругацкие А. и Б. Возвращение (Полдень XXII век) М., Детгиз, 1963.

9. Стругацкие А. и Б. Обитаемый остров. М., Детгиз, 1969.

10. Стругацкие А. и Б. Путь на Амальтею. М., Молодая гвардия, 1960.

11. Стругацкие А. и Б. Страна багровых туч. М., Детгиз, 1960.

12. Стругацкие А. и Б. Трудно быть богом. М., АСТ, 2009.

13. Тендряков В.Ф. Путешествие длиною в век. СПб., Северо-западное книжное издательство, 1965.