ПРОЕКТ «КОСМИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ» К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО: НАЦИОНАЛЬНОЕ ИЛИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ

© В.В.Лыткин
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2017 г.

Проблемы русского космизма, начиная с 70-х годов ХХ в., неизменно находятся в центре внимания философов, социологов и антропологов не только в нашей стране, но и за рубежом (Hagemeister M. Nikolaj Fedorov. Studien zu Leben, Werk und Wirkung. Verlag Otto Sagner, München, 1989; Finney B. From Sea to Space. Massey University, New Zealand, 1992; Siddiqi A.A. The red rockets’ glare: spaceflight and the Soviet imagination, 1857-1957. Cambridge University Press, 2010; Young G.M. The Russian Cosmists: The Esoteric Futurism of Nikolai Fedorov and His Followers. Oxford University Press, 2012). Научный и общественный интерес к русскому космизму связан с развитием практической космонавтики, продемонстрировавшей неизбежность и закономерность начала эры изучения и освоения космоса, космических путешествий. Космонавтика стала не только естественной частью бытия человека начала XXI в., но и формой его жизни, укорененной в структурах мышления.

Наиболее развернутое учение космизма в контексте социальных преобразований и совершенствования человечества представил К.Э. Циолковский. Над вопросами социально–философского характера он начал работать с 1902 г. и занимался этим до конца своих дней. В 1920 г. в одном из писем Циолковский писал: «Трудно решить, какие открытия важнее: технические или по устройству общества. Склоняюсь, сам без колебания, к последнему» (Архив РАН. Ф. 555. Оп. 4. Д. 4. Л. 3). Циолковский вполне ясно представлял себе, что современное ему состояние общества очень далеко от совершенства. Не случайно, что уже в 1916 г. появляется его работа «Горе и гений», свидетельствующая о социальном разочаровании автора. Не случайно и то, что после революции 1917 г. начинает появляться все больше и больше его работ социальной направленности. Именно в период после революции Циолковским разрабатывалась социальная доктрина, развитая и углубленная в период 1923-1935 гг. (Казютинский В.В. Космическая философия К.Э. Циолковского на рубеже ХХI века // Циолковский К.Э. Очерки о вселенной. Калуга, Золотая аллея, 2001. С. 344-345).

Сохранение социальных различий в будущем обществе, даже идеальном, по мнению Циолковского, будет связано с тем, что люди никогда не будут абсолютно равны, ни в духовном, ни, прежде всего, в интеллектуальном, ни в физическом плане. Кто-то постоянно будет выделяться своими особенными свойствами, прежде всего, свойствами ума (выдающиеся люди, гении). Поэтому, даже в идеальном обществе далекого будущего постоянно будут сохраняться хотя бы некоторые различия.

Еще в 1916 г. в работе «Горе и гений» Циолковский так описывал условия проживания людей: «Что дают нам современные поселения? Возьмем хоть какой-либо уездный городок или деревню. Летом в хорошую погоду – пыль, в плохую - непролазную грязь. Дома грязны, пыльны, полны насекомых, бактерий, миазмов, кухонного газа, тяжкой суеты людей для приготовления пищи и поддержания хотя бы мало-мальской чистоты: изнуряют возня со скотиной, мучительные заботы о детях, отсутствие врачебной помощи, трудность обучения, непроизводительный труд и т. п.» (Циолковский К.Э. Общественная организация человечества. М., МИП «Память», ИПЦ РАУ, 1992. С. 27).

Следуя за аристотелевским мнением о том, что человек по сути своей, по рождению является существом социальным, то есть стремящимся жить среди себе подобных, Циолковский отмечал «интуитивное» стремление людей к объединению. По этому поводу он замечал: «Образование классов - естественное, малосознательное стремление людей к объединению. Высшее объединение низших (клетки). Стремление общества или, вернее, толпы к установлению классов есть бессознательное желание общества увеличить свою силу. Это достигается через объединение» (Циолковский К.Э. Жизнь человечества. М., Редакция журнала «Самообразование», 1999. С. 35).

Неоднократно указывалось на то, что идеи французского Просвещения наиболее сильно повлияли в этом вопросе на формирование мировоззрения Циолковского, в особенной степени утопические идеалы французского просвещения (Гаврюшин Н.К. Историко-философские взгляды К.Э. Циолковского. // IХ Чтения К.Э. Циолковского. К.Э. Циолковский и философские проблемы освоения космоса. М., 1975, с. 55). Сам Циолковский подтверждал, что наиболее важные проблемы, в частности социального характера, уже давно волновали человечество, и он лишь продолжает дело своих великих предшественников: «Нет ничего важнее того, о чем я собираюсь сейчас говорить. Об этом уже много рассуждали (ранее меня) мыслители. Пока они жили, даже спустя века после их смерти, окружающие их, более восприимчивые люди увлекались их уверенностью и также верили» (Архив РАН. Ф. 555. Оп. 1. Д. 428. Л. 4).

Какова же цель, главное стремление и идеал человеческого общества, что является той перспективой, тем императивом, к которому должно стремиться и стремится человечество? Согласно Циолковскому этим естественным императивом является стремление к достижению счастья. По мнению Циолковского, счастьем является отсутствие страданий, уничтожение всего несовершенного, борьба с негативным, с тем, что потенциально может приводить к страданию и человека и общества. По этому поводу он писал неоднократно: «У нас есть разум. Он нам говорит, что нам будет только тогда хорошо, когда во вселенной будут одни совершенные существа. <…> Прежде всего, все существа должны быть сознательными, то есть должны понять, что жизнь надо направлять к уничтожению страданий и к совершенству» (Циолковский К.Э. Что делать на Земле. Жизнь человечества. М., Редакция журнала «Самообразование», 1999. С. 9). Главной идеей здесь является утверждение о том, что целью деятельности всего общества и каждого его члена должно стать стремление, разумное желание сделать счастливым весь космос, каждую его часть. Это значит, что не должно быть страданий и жестокости. С этим надо бороться и тогда счастье, как отсутствие всего негативного, станет реальностью (ГМИК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 59. Л. 1). В «Конспекте космической философии» Циолковский писал о том, что счастьем является свобода (в том числе и свобода от страданий) и материальная обеспеченность. Это является источником общественного устройства людей, источником их законов, их поведения. (ГМИК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 171. Л. 1).

Что же является двигателем социального прогресса, помимо стремления человека к счастью. Что может реально способствовать прогрессу общества. По мнению ученого, это, прежде всего, прогресс науки, техники, и просвещение населения.

«Новое общество», по мнению Циолковского, должно активно заниматься устранением несовершенного, прежде всего в живой природе. Мы вполне разделяем мнение В.В. Казютинского, считающего, что подобные взгляды Циолковского «способны сильно задеть нравственные чувства любого человека, независимо от того, является ли он неверующим или верующим. Никакие формы жизни, даже самые примитивные, не могут быть вырваны из «великой цепи Природы», без ущерба для вселенского организма». (Казютинский В.В. Указ. соч. С. 361-362).

Но, в то же время, нельзя забывать и о том, что подобные активно-эволюционистские, преобразовательные, прогрессистские подходы вообще характерны для человечества во все исторические эпохи его существования. Именно на это явление обращал внимание В.И. Вернадский, впервые формулируя ноосферный принцип: «Кривая воздействия человечества (на природу) быстро поднимается. И никакого намека на поворотный пункт или на замедление этого подъема не наблюдается». (Архив РАН. Ф. 518. Оп. 2. Д. 45. Л. 6). Более того, как и предвидели это Циолковский и Вернадский, процессы преобразовательской деятельности со стороны человечества, его науки и техники, все более и более начинают распространяться вне Земли, перебрасываться не космическое пространство, другие планеты Солнечной системы.

Необходимо отметить, что с определенного момента, а именно с началом эры освоения космического пространства, идея изменения поверхности и атмосферы планет, прежде всего планет Солнечной системы, начинает находить все больше и больше сторонников среди ученых и специалистов, в том числе и за рубежом. Так, один из современных популяризаторов науки, Никос Прантзос в своей работе «Наше космическое будущее. Судьба человечества во вселенной» отмечает, что человечество стремилось к изменению окружающей среды с незапамятных времен. Скорее всего, независимо от работ К.Э. Циолковского соответствующего периода (ибо они не издавались за рубежом, а в Советской России выходили ограниченными тиражами, в виде самиздата), как отмечает Н. Прантзос, идея возможности глобального изменения планетарного появляется в произведениях английского писателя фантаста Олафа Стаильдона. В 50-годах ХХ в. американский писатель Джек Вилльямсон вводит термин «терраформинг», подразумевающий возможность комплексного преобразования планет. Первый же научный материал о возможностях изменения планет, был опубликован в 1961 г. в журнале «Сайенс» и принадлежал перу известного американского астронома Карла Сагана (Prantzos, Nicos. Our Cosmic Future. Humanity’s Fate in the Universe. Cambridge University Press, 2000. Р. 75).

Нами реализуется новое научное направление, содержащее комплексную реконструкцию и исследование философско-антропологических понятий и идей К.Э. Циолковского в контексте русской философии, современных достижений космологического мышления в познании сложных глобальных проблем. «Космическая философия» К.Э. Циолковского впервые рассматривается как классический вариант философско-антропологического проекта русского космизма, а космизм необходимо рассматривать как общечеловеческий, интернациональный феномен, проявляющий себя в различных национальных культурах, в классическом виде представленный в русской культурной традиции (Лыткин В.В. Философия космизма как явление мировой культуры. Учебно-методическое пособие. Калуга, Калужский государственный педагогический университет им. К.Э. Циолковского, 2001. Лыткин В.В. Космические альтернативы человечества. Социально-философские, антропологические и религиозные проблемы русского космизма. Монография. СПб., ООО «Книжный дом», 2012).