СИБИРСКИЕ И ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ КОРРЕСПОНДЕНТЫ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО

© Л.П.Майорова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Секция "Исследование научного творчества К.Э. Циолковского"
2017 г.

К.Э. Циолковский понимал, что распространение информации, составляющей результаты его научных исследований, относится к важнейшим условиям обеспечения непрерывности и преемственности в развитии научного познания. Благодаря изданным брошюрам результаты его творчества включались в научно-информационный поток и становились достоянием читателей, поэтому он всегда уделял много внимания изданию своих работ, рассматривая это как важнейший способ распространения своих идей. Изданные брошюры становились эффективным способом информирования и общения ученого с широким кругом читателей, что способствовало привлечению внимания и возбуждению интереса, доведению научных расчетов и предложений до заинтересованных ученых и специалистов; закреплению его приоритета. Его работы адресовались, прежде всего, деятелям науки, которые не ограничивались только пониманием текста, а становились активными участниками творческого процесса, следуя за автором. Читатели, анализируя содержание, оценивая его, соотносили со своей позицией и что-то находили бесспорным, новым и значимым, что-то воспринимали, что-то и не принимали. В 1920-1930 годы был отмечен растущий интерес к творчеству ученого среди населения страны, даже в самых отдаленных ее районах, как Сибирь и Дальний Восток.

Проживая в таких отдаленных регионах страны, корреспонденты искали возможность для получения издаваемых Циолковским работ. Они интересовались: «Какие книги Вами написаны? Где можно их приобрести? Над какими вопросами Вы продолжаете работать?» (Л.Л. Арцт, Новосибирск), просили выслать труды: «<…> Чтобы иметь полное представление о Вашем биокосмическом учении и иметь возможность высказаться Вам о нем» (Т.А. Немчинов, Западная Сибирь, Мариинск, Томская ж/д), «Ответить нам и ввести нас, сколько возможно, в курс Ваших последних работ в области звездоплавания» (Забайкальский отдел общества изучения Восточной Сибири, Чита).

Познакомившись с содержанием брошюр ученого, они выражали искренний восторг от знакомства с ними: «Меня чрезвычайно сильно захватывает мысль о межпланетном плавании» (А.Н. Артамонов, Западно-Сибирский край, п/о Топки); «Меня больше всего интересует проблема звездоплавания. Не подумайте, что я размечтался о чем-то великом, нет, я просто хочу быть одной из частей той великой машины, при помощи которой человечество покорит мировое пространство» (Л.Т. Быков, Восточно-Сибирский край, Чита); «Бесконечно рад и счастлив с получением Ваших ценнейших трудов, которые произвели на меня большое впечатление. <…> Я ими буквально зачитывался <…> в настоящее время я решил окончательно посвятить себя работе в области реактивного движения <…> сделаться популяризатором Ваших великих работ» (А.Н. Войда, Минусинск, Красноярский край); «Я поражен <…> Ваш Монизм не только заставил меня с еще большим вниманием устремить мои взоры в неразгаданные бездны Космоса, – он обязал меня видеть во всем – бессмертное, непостижимое, беспредельное <…> Монизм твердо и ясно дал понять мне то будущее могущество человечества, о котором еще многие на нашей планете – пылинке мироздания – Земля, не понимают» (В.Я. Шолмин, г. Томск).

Знакомство с полученными изданиями рисовало «заманчивые картины на великую будущность человечества», заставляло «отрываться от обыденной колеи жизни и мечтами уноситься далеко в нескончаемый океан Вселенной», побуждало вновь обращаться к ученому «за новыми книгами», оставаясь «в полной надежде получить новые». Прочитанными брошюрами они делились с другими читателями, которые оставались «в восторге» от знакомства с ними.

Каждый из корреспондентов, независимо от количества полученных изданий, выражал благодарность ученому за присланные книги. «Книги получил (22), за что очень благодарен. Никогда этого не забуду. Ваши идеи – одни из лучших идей! Я думаю, когда-нибудь они исполнятся! Это не фантастика!», – писал ученому А.Н. Янчевский (Ст. Никольск-Уссурийск, Уссурийской ж/д).

Анализ выявленных документов, позволил определить временные рамки 1927–1935 гг., когда Циолковским были отправлены брошюры тридцати пяти наименований, отражающие все разнообразие научной тематики его работ. Предварительно был установлен круг корреспондентов и получателей трудов ученого в указанных регионах: шестнадцать частных лиц, шестнадцать организаций и учреждений, при этом необходимо отметить географическую широту их пребывания, а также наличие различных читательских категорий. Необходимо подчеркнуть, что вклад Циолковского как в издательство своих работ, так и в распространение изданий имеет большое значение, являясь одной из интереснейших страниц его научной биографии.