ФИЛОСОФИЯ ОБЩЕГО ДЕЛА КАК ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТ ПРОЕКТА «РУССКИЙ КОСМИЗМ». PHILOSOPHY OF THE COMMON CAUSE AS A FUNDAMENTAL PART OF THE PROJECT «RUSSIAN COSMISM»

© Ю.М.Малышев
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Философия Общего дела Фёдорова рассматривается как основополагающий элемент мировоззренческого, исторически обновляющегося Проекта «Русский космизм». Проект русского космизма ставит целью обретение независимости от пространства, времени и причинности в онтологическом смысле, что эквивалентно обретению бессмертия и возможности неограниченного бесконечного существования.

Ключевые слова: философия Общего дела, русский космизм, Русский Проект мироздания.

Abstract: The philosophy of the Common cause of Fedorov is considered as a fundamental element of the worldview, historically updated Project «Russian cosmism». The project of Russian cosmism aims at gaining independence from space, time and causality in the ontological sense, which is equivalent to gaining immortality and the possibility of unlimited infinite existence.

Keywords: Philosophy of the Common cause, Russian cosmism, Russian Project of the universe.

28-летний В.С. Соловьёв в письме Н.Ф. Фёдорову пишет: «Проект» Ваш я принимаю безусловно... Поговорить же нужно… о некоторых теоретических его основаниях или предположениях, а также и о первых практических шагах к его осуществлению» [1, с. 85]. Фёдоров и сам неоднократно употребляет термин «проект», в том числе в названии своих статей [2, с. 240–241]. Мы пытаемся вернуть философию Общего дела и понимание русского космизма целом [3] в исконное русло [4], которое было пронзительно ясным в ключевые моменты его становления и представляется исключительно важным теперь – вернуть высшую идею существования! Мы выходим на космизм, исходя из феномена мироздания, под которым понимаем сущее, мыслимое как всё существующее, в котором находится и обретает свою определённость человек [5]. Это «космический дом», который человек осваивает и строит, в котором он не только живёт, но и может, хочет жить вместе с воскрешёнными предками (по Фёдорову) и потомками, для чего стремится обеспечить его как можно более высокой степенью устойчивостью к различного рода деструктивным воздействиям, преодолеть страдания, болезни и саму смерть, сделать благоприятным для неограниченного и всевозможного существования, а главное – прекрасным.

Главной чертой, существенной характеристикой человека собирающего – противодействующего падению миров и мироразрушению существа, по Фёдорову, является собирание вещей, предметов, рисунков, посмертных масок, волос и прочего, связанного с жизнью и деятельностью родных и близких, в том числе, воспоминаний, исторических и социальных реконструкций, театрализованных представлений, производство многочисленных копий – статуй, бюстов, картин, фотографий, кинохроники, звуковых записей, видеоматериалов, дневников, писем, записок и пр. – музейное дело в широком смысле [2, с. 159–160, 216–228, 230–231, 243–244, 370–437; 6, с. 14–15]. Это необходимая, но ещё только подготовительная работа, которую надо понять, осознать и далее действовать уже сознательно, целесообразно, чувствуя обретающих в тебе надежду предков... Впереди – имманентное воскрешение умерших всеми силами и возможностями будущей науки, техники, технологии, искусства в широком смысле, как органических тел или иных «носителей» внутреннего, духовного, так и связанных с ними сознаний, личностей – «приобретение независимости… в онтологическом смысле» [6, с. 14; 2, с. 243, 230–231].

Благодаря успехам молекулярной биологии, генной инженерии и сопряжённых с ними высоких технологий, прежде всего, клонирования, уже сегодня просматривается реальная возможность «воскрешения», скажем, мумифицированных тел, восстановления утраченного генофонда и пр. по мельчайшей части тела, сохранившей в себе информацию, полный набор генов организма, подобно голограмме. Однако, если клонированного новорожденного поместить в другую социальную, культурную, духовную реальность, в поток социально-значимых смыслов, исторически меняющихся норм, то сознание возникнет, сформируется, но будет другим – это будет другая личность! Узнает ли она себя, идентифицирует ли с ранее жившим человеком?.. Неужели для воссоздания той же самой, тождественной личности, всё мироздание, как киноплёнку, придётся проворачивать назад!?. Или, опираясь на новые возможности и границы развития науки, техники, мы обратимся к технологиям виртуальной реальности, благодаря которым появится возможность «воскрешать» сознание и подсознание, коллективное бессознательное ранее живших людей… Воскрешать в буквальном смысле, а не так, как это давно уже делается в книгах, театре, кино – искусстве или в конкретных формах виртуальной реальности.

Восприятие идей Фёдорова и его последователей вызывает у некоторых исследователей культурный шок,

особенно «когда понимаешь, насколько технологично сформулирован круг задач и идей», подразумевая современный научный аппарат, в частности, генетику, теорию информации, численное моделирование, которые во многом сопряжены с оперированием большими объёмами данных, их структурированием, «последующей обработкой, переработкой различными методами, построением различных моделей» [7], в том числе – виртуальной модели человека [4, т. 3, с. 141–190]. Познание всё больше опирается на технологии, аккумулирующие описание объектов в гигантских базах данных, организующих сложный цикл потока и обработки этих данных. Обозначились относительно самостоятельные технологические треки, которые позволяют говорить не только о космической инженерии, но и о «транскрипции оцифрованной человеческой сущности», построении численной модели, которую в последующем надлежит обработать информационными технологиями, что «преследует цель восстановление ранее ушедшей личности» [4, т. 3, с. 141–190]. По сути, речь идёт о создании новой «суммы технологий», опирающейся на идею каузохронотопа – онтологического единства пространства-времени-причинности, – которая по своим возможностям на порядки превзойдёт имеющуюся [4, т. 3, с. 19–27, 96–97]. Всё это придаёт «второе дыхание» и новый мощный импульс Проекту русского космизма, представляющего собой впечатляющий пример, как надо осуществлять синтез религиозных, философских, научных, искусствоведческих и культурологических знаний для того, чтобы целостно понять смысл существования человека и человечества [8].

Литература

1. Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-Пресс, 1993. — 368 с.

2. Фёдоров Н.Ф. Сочинения: В 4 т. – Т. 2. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1995. – 544 с.

3. Гачева А.Г. Философия русского космизма и особенности её представления в фёдоровской энциклопедии // Идеи К.Э. Циолковского в контексте современного развития науки и техники. Материалы 53-х Научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Калуга: Изд-во АКФ «Политоп», 2018. – С. 270–273.

4. Малышев Ю.М., Семенов А.Г., Семёнов О.П., Сергеев В.М. Русский космизм как проект. В 3 т. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та Петра Великого, 2018.

5. Малышев Ю.М., Семенов А.Г., Семёнов О.П. Феномен мироздания: за и против. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та Петра Великого, 2016. — 582 с.

6. Семёнова С.Г. Философия воскрешения Н. Ф. Фёдорова // Фёдоров Н.Ф. Собр. соч. в 4-х т. Т. 1. – М.: Изд. гр. «Прогресс», 1995. – С. 5–33.

7. Оносов А.А. Футуристика Валерияна Муравьёва // Фёдоровские чтения-2018. [Электронный ресурс]. Музей-библиотека Н. Ф. Фёдорова, 25.10.2018. URL: https://vk.com/muzejfedorova?w=wall-64556506_1011.

8. Сафронов И.А. Проблема смысла развития человека // Материалы V Международной научной конференции «Космизм и органицизм: эволюция и актуальность». 27–28 октября 2017. СПб.: СПбГЭУ, 2018. – С. 53–55.