КОСМИЧЕСКАЯ ЭТИКА К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО КАК НАЧАЛО КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. THE COSMIC ETHICS OF K.E. TSIOLKOVSKY AS THE BEGINNING OF SPACE ACTIVITIES OF MANKIND

© В.В.Лыткин
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Жизнь и творчество К.Э. Циолковского пришлись на перелом двух эпох, века XIX и века XX. Будучи ярким представителем эпохи естествознания, преимущественного господства естественных наук, их преобладания в приоритетах интеллигенции того времени, ученый на этих науках обосновывал и свои философские и мировоззренческие представления. Это характерно для всего творчества ученого – стремление самые, казалось бы, необычные явления и события в природе объяснять естественными причинами.

Ключевые слова: Циолковский, космическая философия, космическая этика, космическая деятельность.

Abstract: Life and work of K. E. Tsiolkovsky fell on the turning point of two eras, the XIX century and the XX century. Being a bright representative of the era of natural science, the predominant domination of natural Sciences, their predominance in the priorities of the intelligentsia of the time, the scientist on these Sciences and justified their philosophical and philosophical views. This is typical for all the work of the scientist - the desire to explain the most seemingly unusual phenomena and events in nature by natural causes.

Keywords: aviation, space, philosophy, space ethics, space activities.

К.Э. Циолковский был исследователем, склонным к методическому, системному подходу к предмету исследования. Он стремился изучать вопрос всесторонне, максимально объективно, стремился к постижению самой сути, причины событий. Подобный подход, безусловно, плодотворный, позволял ученому, во многих случаях самостоятельно, независимо от других ученых, чаще всего предшествовавших ему, приходить к верным выводам, установить реальные закономерности тех или иных событий. [3, 66-69].

Основным методом исследования и главным инструментом познания у К.Э. Циолковского становится принцип материалистического монизма. Главное гносеологическое содержание этого принципа заключается в идее единства бытия, продолжение развития идеи всеединства, столь характерной для философии Вл. Соловьева, Н. Федорова, русского космизма вообще, единство законов развития материи и разума во вселенной. К.Э. Циолковский был убежден в том, и всячески и постоянно доказывал это, что в мире действуют единые законы развития, единые для эволюции живой и косной материи. По его мнению, по этим законам, в соответствии с ними, развивается и космос, и Земля, и человек, и человеческое общество [5, 1]. С этой точки зрения Земля, как планета Солнечной системы, являясь частью космоса, так же подвержена действию всеобщих законов. В своем развитии она развивалась естественным путем, путем эволюции материи во вселенной. Эволюции Земли – это путь эволюции многих иных планет в нашей Галактике и во вселенной вообще. Этот путь в общем виде описывается Канто - Лапласовской небулярной теорией. Следуя за И. Кантом, К.Э. Циолковский так описывает этот процесс: «Далее туманность, под влиянием тяготения, сгущается все сильнее и образует более сложную материю, которая, конечно, образовалась из водорода, гелия и электронов. … Вращение ее, едва сперва заметное, по законам механики, ускоряется все более и более. …Из нее, с течением времени, формируются планеты со своими спутниками» [8, 21-22].

«Вселенная составлена из простых и сложных тел» – пишет ученый в 1931 году, – ... «простых тел известно около 90» [10, 6] И эту мысль мы можем найти во многих и многих его трудах. К.Э. Циолковский был ярким последователем атомизма и атомистической традиции. И традиция эта, богатейшая в истории современной науки и философии, восходит к мощному древу античной культуры и философии, к патеизму Дж. Бруно, считавшему, что материя вечна, несотворённа, атомарна, что она вечно и непрерывно самодвижется [2, 25]. Эта традиция лежала в основе трудов многих и многих мыслителей и ученых эпохи Возрождения, Нового времени, современности.

Это позволяет ученому делать вывод о закономерности вселенной и универсальности ее законов во всех частях. Таким образом, формулирование К.Э. Циолковским принципа монизма (единства) вселенной, делает этот принцип, по его мнению, одним из основных, универсальных законов вселенной. Этот закон несет в себе заряд огромной гносеологической (познавательной) силы.

Действительно, если мы изучаем процессы и явления, характерные для одной части Вселенной (например для Солнечной системы), рассуждает К.Э. Циолковский, значит, эти процессы и явления будут столь же характерны, закономерны и обязательны для любой другой, произвольно взятой части вселенной (подобной ей, находящейся в любой ее части). Вытекая из закона монизма, данный процесс (образования планет, населенных разумными существами) становится закономерным в рамках монистической вселенной. Так, в законе монизма единичное экстраполируется на общее (одна Солнечная система – Солнечные системы в рамках вселенной), а общее, в свою очередь, переносится на единичное (закон монизма, действующий в каждой из Солнечных систем).

К.Э. Циолковский, безусловно, был сыном своего времени, сыном своего века. Поэтому, говоря о Вселенной, ее устройстве и эволюции, настоящем, прошедшем и будущем, К.Э. Циолковский стоял на позициях механистического эволюционизма. Это было характерно для большинства естествоиспытателей и для позитивизма в целом на рубеже ХIX-XX веков. Большинство ученых-естествоиспытателей в XIX веке искренно и естественным образом были убеждены в том, что законы механики и есть истинные законы бытия космоса. Они рассматривали эти законы как объективную картину реальности в целом, но не как фрагмент этой картины. Механистические представления о космосе прочно лежали у них в основе бытия. И для своего времени это было достаточно прогрессивным и положительным. Эти взгляды способствовали развитию позитивного знания, развитию практических наук о природе и обществе. Все это в полной мере относится и к К.Э. Циолковскому.

В то же время, оставаясь сыном своего времени, К.Э. Циолковский является ярким выразителем идей эволюционизма, господствовавших в естествознании того времени. Процесс эволюции у него протекает однолинейно и однонаправленно. Это прогрессивное движение, по мнению ученого, не имеющее возможных регрессивных тенденций, или инвариантности. В этом проявляется ограниченность концепции К.Э. Циолковского.

Для сторонников материалистической точки зрения характерно рассматривать Вселенную как замкнутую систему, которая подчиняется законам, а именно тем законам, которые самопорождаются этой системой, от нее зависят и на нее влияют. Причина здесь реальна лишь для той сущности, которая находится в рамках самой системы. Но парадоксально, что следствие может выходить за пределы системы, порождая новые их множества. Иными словами, некая изначальная система может становиться внешней причиной по отношению к системам последующим. Возникает логическая бесконечность, ограниченная в своем развитии (есть начало, но нет конца!). Но это, в конечном итоге, не снимает проблемы начала. Так у К.Э. Циолковского возникла идея первопричины.

Таким образом, монистическая вселенная у К.Э. Циолковского получает характерный признак: она имеет свою первопричину, то, что, собственно, и создает вселенную, являясь ее первоначалом. Об этом в свое время писал В.В. Соколов, ставя К.Э. Циолковского в один ряд с великими естествоиспытателями - деистами прошлого, включая его в великую культурно-философскую традицию [4, 75]. Становясь на позиции деизма, К.Э. Циолковский, как и многие его предшественники, фактически удалял первопричину, первоначальный акт творения в бесконечные дали прошлого, совершенно гипотетические, умозрительные, а, следовательно, и объективно невероятные. Уже в 1925 году он писал: «Причина есть, потому что существует Вселенная... При изучении Вселенной мы должны прийти к выводу, что причина безмерно выше космоса... Сама она не соизмерима с ее изделием... как мы производим какую-нибудь вещь, так причина создала бесконечности всех родов» [11, 25-26]. Эти взгляды, с той или иной степенью яркости и убежденности, были присущи ученому на всех этапах его жизни и творчества. Временами он становился более пантеистичным, сливая Первопричину с материальной природой и приближаясь к традиции Возрождения, к Дж. Бруно. Временами он был более ортодоксальным, соединяя Первопричину с идеей христианского бога. На определенном этапе в философии К.Э. Циолковского, в представлениях учёного Первопричина бытия космоса, «причинностная», бытийная, сущностная роль во вселенной была отведена атому эфира. И это сблизило его с традицией необуддистской, с «монадологией» Готфрида В. Лейбница.

Так в монистической вселенной учёного возникает идея непрерывного движения, развития и кругооборота процессов и явлений. Более того, К.Э. Циолковский пишет о возможности физического развития вселенной, её угасания и возрождения.

К.Э. Циолковский полагал, что в процессе своего развития вселенная эволюционировала во времени структурно, иными словами, вещество, ее составляющее, постепенно все более и более «усложнялось». По словам ученого, на ранних этапах развития вселенной вещество ее было составлено из более «лёгких» атомов. Постепенно, со временем, под воздействием сил гравитации, под влиянием межатомных связей, структура вещества во вселенной усложнялась. Оно становилось более сложным, более «тяжёлым». Таков был механистический процесс эволюции нашей вселенной в представлениях ученого. «Лёгкое» вещество в «Космической философии» К.Э. Циолковского со временем все более и более усложнялось, становясь всё более и более тяжёлым. Но оно не исчезло совершенно, но сосуществует с более поздним «тяжёлым веществом», считал учёный [9, 1]. Более «легкое» вещество, по мнению К.Э. Циолковского, недоступно нашим чувствам (ведь мы - результат эволюции вещества более позднего), но, тем не менее, законы жизни и развития вселенной едины для всех ее творений [7, 4]. Значит, делает вывод учёный, в нашей вселенной могут одновременно сосуществовать разные миры, единые структурно, но разные на своем вещественном уровне. Они взаимно проникают, почти не оказывают друг на друга никакого влияния. Но, в определенных условиях, в виде тех или иных нестандартных явлений, они дают знать о своем существовании иным мирам.

Положив в основу своих рассуждений теорию Канта-Лапласа, К.Э. Циолковский полагал, что процесс происхождения всех космических объектов во вселенной един, что он подчиняется единым законам. В то же время, по мнению ученого, космогонические процессы, лишь самые начальные в эволюции вселенной. Основные же наиболее важные начинаются с момента зарождения жизни на планетах и возникновения разумной стадии в развитии жизни. К.Э. Циолковский был убеждён в том, что и этот процесс – глубоко закономерен и объективен в рамках эволюции монистической вселенной [6, 2]

Более того, К.Э. Циолковский выделял и доказывал определенную направленность в эволюции материи во вселенной в виде движения от прототуманностей, к галактикам, и далее к звёздным системам, к планетным системам, к возникновению живого вещества, к появлению разума. Он допускал, что в частных случаях могут различаться условия планетообразования, могут, в связи с этим, возникать различные формы жизни. Но это не должно никого смущать, ведь итог везде один: вершиной эволюции космоса в любой его части становится разум.

Космологические взгляды К.Э. Циолковского во многом были навеяны замечательными книгами Э. Геккеля. В особенности его «Мировыми загадками», книгой, которая владела умами интеллигенции начала ХХ века [1, 56].

К.Э. Циолковский пошел в своих рассуждениях дальше Э. Геккеля, развивая и совершенствуя взгляды последнего на жизнь во вселенной, ее вероятность и принципиальную возможность. В конечном итоге, эти логические построения и рассуждения сделали К.Э. Циолковского ярким антропокосмистом, глубоко убежденным в том, что монистическая вселенная и жизнь - суть понятия синонимичные. Они взаимозависимы и взаимообусловлены.

Таким образом, основным принципом «космической философии» К.Э. Циолковского, основным законом всего его учения становится закон монизма вселенной. Этот закон утверждает единство вселенной на всех уровнях, единство законов, управляющих ее жизнью, а, следовательно, и подобие всех тех процессов, которые протекают во вселенной. Этот вывод позволяет ученому в капле видеть океан, по одному факту реконструировать, исходя из законов логики, процессы, протекающие во времени, экстраполировать известные законы и закономерности из сферы изученной природы, изученного космоса на всю вселенную.

Монистическая вселенная К.Э. Циолковского максимально возможна для исследования, она прогнозируема и предсказуема. Можно с научной точки зрения изучать не только ее прошлое, но и прогнозировать будущее. Это позволяет, в конечном итоге, изучать законы, управляющие жизнью вселенной и использовать их, по крайней мере, учитывать их влияние на жизнь и деятельность человечества. Монистическая вселенная ученого становится, таким образом, самым активным полем для деятельности человечества – настоящего, и, особенно, будущего.

Можно сделать следующие выводы:

– Основным методом исследования и главным инструментом познания у К.Э. Циолковского становится принцип материалистического монизма. Главное гносеологическое содержание этого принципа заключается в идее единства бытия, продолжающего традиции идеи всеединства, соборности, столь характерных для русской философии, философии Вл. Соловьева, Н.Ф. Федорова, русского космизма вообще, как обоснования единства законов развития материи и разума во вселенной.

– В формулировке этого принципа как универсального закона, закона «Монизма вселенной» заключена очень сильная, динамичная, эвристическая часть системы взглядов К.Э. Циолковского.

– Эволюция в природе представляет из себя «лестницу», на которой жизнь преодолевает некоторые ступени, поднимаясь все выше и выше по пути прогресса, по пути усложнения. При этом, переход от неживой материи к живой, от существа животного к разумному, наделенному интеллектом незаметен, неощутим, что свидетельствует в пользу идеи всеединства в природе, ее монистической организации.

– Русский космизм и К.Э. Циолковский были яркими выразителями идей эволюционизма, господствовавших в естествознании и социально антропологических науках того времени. Процесс эволюции человечества в их представлении протекает однолинейно и однонаправленно. Это прогрессивное движение, не имеющее возможных регрессивных тенденций, или инвариантности. В этом проявляется историческая обусловленность и определенная ограниченность социальной концепции космизма.

– В лице К.Э. Циолковского космизм полагал, что вселенная едина, предельно абстрактна и широка в понимании. Это предельно общее философское понятие, приближающееся к понятию бытия. При этом, по убеждению мыслителя, процессы эволюции живой вселенной шли раньше, идут в настоящем и будут протекать в будущем. Более того, эволюция жизни во вселенной, это одна из главных форм ее существования, ее атрибут. Интеллектуальная жизнь имманентна развитию вселенной.

Литература

1. Гаврюшин Н.К. Историко-философские взгляды К.Э. Циолковского. Труды IХ Чтений К.Э. Циолковского. Секция: «К.Э. Циолковский и философские проблемы освоения космоса». – М: ИИЕиТ АН СССР, 1975. - с.56. – с.48 – 60.

2. Горфункель. Джордано Бруно. М., 1973, - с.88. - 175 с.

3. Лыткин В.В. Закономерность возникновения космических философий. // Труды ХХIХ Чтений К.Э. Циолковского. / К.Э. Циолковский и философские проблемы освоения космоса. – М.: ИИЕиТ РАН,1996. - с.66 - 69.

4. Соколов В.В. Философия Спинозы и современность. М., 1964. - с. 75. – 450 с.

5. Циолковский К.Э. Библия и научные тенденции Запада. Архив ГМИК им. К.Э. Циолковского. Ф1, оп. 1, д. 163, л. 1об. – л. 1 -3 об.

6. Циолковский К.Э. Воля вселенной. Неизвестные разумные силы. Калуга, 1928. - с.2. – 23 с.

7. Циолковский К.Э. Есть ли духи. Архив ГМИК им.К.Э. Циолковского. ф.1, оп.1, д.63, л.4. – л.1 – 9.

8. Циолковский К.Э. Живая Вселенная. Архив РАН, ф. 555, ед.хр. 428, л. 21-22. - Л. 1 – 50.

9. Циолковский К.Э. Конспект космической философии. Архив ГМИК им.К.Э. Циолковского. ф. 1, оп. 1, д. 171, л. 1.

10. Циолковский К.Э. Монизм Вселенной. Калуга,1931г. – с.6. – 84 с.

11. Циолковский К.Э. Причина космоса. Калуга, 1925. - с. 25-26. – 33 с.