КОСМИЗМ КАК ПЕРЕДОВОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА: ПРЕОБРАЖЕНИЕ, ЛИЧНОСТЬ, МИРЫ. COSMISM AS AN ADVANCED IDEOLOGY OF MODERN MANKIND: TRANSFIGURATION, PERSONALITY, WORLDS

© Ю.В.Крупнов
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Рассматривается феномен русского космизма как передовая идеология человечества в ближайшие десятилетия. Даётся трактовка космизма как деятельности человечества по преображению мира и Космоса как продукта этой деятельности. Демонстрируется уникальность русского космизма, который вводит в текущую жизнь человечества христианскую категорию преображения. Предлагается осуществить трансфер русского космизма в планетарном масштабе через организацию виртуального проектного государства как набора масштабных преобразовательных проектов в интересах всего человечества.

Ключевые слова Русский космизм, преображение, воскрешение отцов, мировые проблемы, Космос, космический императив, проектное государство, ноосфера, пневматосфера.

Abstract: The phenomenon of Russian cosmism as the advanced ideology of mankind in the coming decades is considered. The interpretation of cosmism as the activity of mankind to transform the world and Space as a product of this activity is given. The uniqueness of Russian cosmism, which introduces the Christian category of Transfiguration into the current life of mankind, is demonstrated. It is proposed to transfer Russian cosmism on a planetary scale through the organization of a virtual project state as a set of large-scale transformative projects in the interests of all mankind.

Keywords: Russian cosmism, the Transfiguration, the resurrection fathers, the problems of the world, the Cosmos, the cosmic imperative, the design state, the noosphere, pneumatosphere.

Современность космизма обусловлена колоссальными мировыми проблемами и вызовами, стоящими перед человечеством, решить которые возможно исключительно путём использования идей этого течения в качестве базового мировоззрения и инструментария консолидации человечества, а также для решения в России сложнейших и с обыденной точки зрения даже невозможных задач.

Во-первых, это задачи, связанные с достижением масштабного роста населения в ситуации его актуального падения и принудительной малодетности, когда вместо «естественного» снижения численности населения Российской Федерации к концу столетия до 60–70 млн человек, необходимость участия в соревновании миллиардных цивилизаций и обживания самой большой суши в мире требуют его роста до условного русского миллиарда.

Во-вторых, задачи преодоления катастрофической деиндустриализации, что требует проектирования и организации до 100 и более новых национальных индустрий глобального масштаба, позволяющих осуществлять преобразовательное планетарное действие промышленного типа.

В-третьих, задачи выстраивания системы управления климатом с учётом трансформаций отнюдь не вечной «вечной» мерзлоты, две трети которой расположено на территории России, и гармонизации меняющегося климата с хозяйственными задачами.

Наконец, требуется переорганизация возникшего временного космического тупика и выход на новые формы космической экспансии для реализации космического императива, требующего умонепостижимых по энергетическим затратам колонизации и терраформирования далёких планет (того же Марса) и скорректированных с учётом роста научного знания проектов Н.Ф. Фёдорова по воскрешению отцов.

Во всех этих случаях, создающих необходимость в организации масштабного проектного государства (см. соответствующий интернет-ресурс «Проектное государство» на русском языке), инициирующего и продвигающего сотни миропреобразовательных проектов, требуется космизм, поскольку он является технологической формой решения проблемы преодоления смерти, а в текущей ситуации последних полторы сотни лет – ещё и попыткой организовать жизнь по законам преображения.

Космизм связан не только и не столько с космическими планами человечества в узком смысле перемещения в пространстве. Космос обозначает высокую цель и высочайший конечный продукт консолидированных усилий правильно осознающего себя человечества в целом и личности каждого человека. Космос как объект не существует натурально, как извне нам привнесённая и готовая данность, а требует направленной деятельности по преображению всего мирового целого его упорядоченности и красоты. Космос возник и каждый раз возникает в преображающих заданиях и усилиях человечества.

В определённом смысле тот Космос, который мы сегодня себе представляем и прописываем в учебниках и популярной литературе, ещё полтора столетия назад, до возникновения сверхновой звезды русского космизма, попросту не существовал. Нынешний Космос возник и создан Фёдоровым, Циолковским, Сетницким, Королёвым, Гагариным, сумевших православную традицию соединить с научно-технологическим знанием и практическими задачами на основе поставленной в центр категории преображения, за которой, разумеется, стояло ещё и две тысячи лет непрерывной работы святоотеческой мысли.

В итоге возникла абсолютно оригинальная идейная платформа, благодаря которой стала возможна совершенно новая, и в то же время «старая» и вечная церковная речь, как в слове патриарха Алексия II о том, что задача каждого человека «возделывать мир и преобразить космос», чтобы, «увидев путь к спасению», «нащупав этот путь … вступить на него с желанием дойти до Бога и с надеждой, что лежащая вокруг меня частица мира будет приближена к Нему, исцелена, преображена и спасена». «Возделывай сад Эдемский» — это первая заповедь, данная Богом первому человеку… Возделывая мир, и в своём возделывании познавая сроднённость мира-твари с Богом-Творцом, раскрывая эту связь, человек преображает космос». «Потеряв укоренённость в надмирном, человек оказался поглощён стихиями мира... Но и мир, не будучи усовершен и приведен к Богу, утратив человека как своего предстоятеля в своём возведении к Богу, начал меняться. “Космос” стал расползаться в “хаос”. Второе начало термодинамики, не сдерживаемое усилиями человека, стало универсальным законом жизни мироздания, вектором же развития мира стало нарастание энтропии, приближение к смерти. Смерть, которую, по словам Писания, Бог не сотворил, стала втягивать в себя всё сущее... Православное богословие в отличие от западнохристианского грехопадение осмысливает прежде всего как болезнь… И Бог делает всё, чтобы изменить человека (а не просто снять с него «судимость», юридически помиловав его). Но нельзя менять человека без его на то свободного согласия. Христос принёс нам возможность преображения» [1]

Вне всяких сомнений, подобное высказывание высшего церковного иерарха со вторым началом термодинамики и энтропией попросту невозможно было себе представить даже сто лет назад. Это есть в чистом виде произведение русского космизма.

Единственное, в чём хотелось бы чуть поправить столь выдающийся текст – это развести всё-таки мир и космос.

Вряд ли правильно ставить задачу «преобразить космос»!

Прямо наоборот, человек преображает не Космос, а мир и каждую частицу мира, поглощаемые хаосом. И преображает в Космос. Космос – проект, задание и цель, а не лежащее вне и помимо нас в готовом и вечном виде.

Как пишет сам Святейший, «Космос» стал расползаться в «хаос», и, следовательно, надо преодолевать именно этот хаос и порождающую его смерть, чтобы «собрать», восстановить и построить Космос как продукт и итог целокупной деятельности личности каждого человека и всего человечества в целом.

Не случайно ноосфера Вернадского и пневматосфера Флоренского возникли внутри космизма, так как, в отличие от биосферы или антропосферы, ноосфера и пневматосфера являются не просто некими высшими стадиями эволюции биосферы, как это обычно описывают, но открыты как задания и проекты, которые человечеству, опираясь на крохи разума и духа, нежнейший слой которых может истончиться и исчезнуть в любой момент, ещё предстоит выстроить сегодня и в ближайшие десятилетия и столетия.

С моей точки зрения, русский космизм даёт широчайшие возможности для своего использования, привнося в быт и ежедневную деятельность категорию преображения как фундаментальную основу. Это широчайшая духовная практика, позволяющая правильно действовать человечеству, пересотворяя и творя. Столь модный сегодня экологизм и сама экология являются всего лишь частным случаем космизма и вне центральной задачи преображения, как базы русского космизма, вырождаются в реакционный и античеловеческий экофашизм.

Русский космизм, ставя задачу преображать мир в Космос, по сути отменил убогий и антидеятельностный натурализм при сохранении задачи максимальной сохранности первозданного бытия и трепетного отношения к бытию.

И высвободил и обустроил место для деятеля – человечества и личности каждого без исключения человека на земле, возникающие при организации преображения.

В этом плане русский космизм свою начально полную форму получил именно в советский период, в момент монументально-величественной практики планов и дел по преобразованию природы, в период расцвета проектно-конструкторского мировоззрения, в эпоху великих генеральных конструкторов - этот феномен П.Г. Кузнецов, расшифровывающий своё имя Побиск как «Поколение борцов и строителей коммунизма», специально обозначил как особый общественный институт генеральных конструкторов.

В орбиту широкого применения русский космизм был введён (в том числе и терминологически) как раз в 1970-е годы с момента начала исследования и переоткрытия «космически-утопического» ответвлении русской философии С.Г. Семеновой и её и А.В. Гулыгой публикацией в 1982 в серии «Философское наследие» сочинений Н.Ф. Фёдорова.

Было ясно и чётко зафиксирована позиция: имеется оригинальный русский космизм, определяющий, что смерть преодолевается исключительно преображающими усилиями, только в момент преображения, требующего невозможной концентрации сил и божией помощи.

Переоткрытие русского космизма и его наложение на выдающуюся, феноменальную деятельностную практику советского периода, с вершиной в полёте Ю.А. Гагарина, стало, с моей точки зрения, началом массового творчества по преображению как насущной прямой задачи.

Задача российских философов, методологов, учёных и практиков состоит сегодня в том, чтобы творчески продолжить эту работу и подарить русский космизм как идеологию общего дела всему человечеству. Возможно, для этого требуется сегодня предложить государствам и народам не отказаться от своих национальных суверенитетов, а объединиться в едином конструкторско-организационном проектном государстве.

Литература

1. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Бог. Человек. Мир // Православие и экология. М., 1997 г. С. 5–8.