Н.Ф. ФЁДОРОВ КАК АКСИОЛОГ: ОТ ПОНЯТИЯ ЖИЗНИ К ПЕРСОНАЛИЗАЦИИ ЦЕННОСТИ. N. F. FEDOROV AS AXIOLOGIST: FROM CONCEPT OF LIFE TO PERSONALIZATION OF VALUE

© Е.В.Янушевская
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Доклад посвящен анализу аксиологических идей Н.Ф. Фёдорова в контексте русской и зарубежной аксиологической мысли конца XIX – первой трети XX в. Обращаясь к ценности в контексте своей философии общего дела, Фёдоров переосмысляет ценность в русле религиозного космизма и, на основе понятия жизни, объединяет персонализм и объективность в ее трактовке.

Ключевые слова: русский космизм, аксиология, ценность, жизнь.

Abstract: The report focuses on the analysis of the axiological ideas of N. F. Fedorov in the context of Russian and foreign axiological ideas of late 19th – first third of the 20th centuries. Addressing values in the context of his philosophy of the common cause, N.F. Fedorov reinterprets value in the mainstream of religious cosmism and, based on the concept of life, unites the personalism and objectivity in its interpretation.

Keywords: Russian cosmism, axiology, value, life.

К числу значительных аксиологов Н.Ф. Фёдорова не относят, однако, чтобы рассмотреть его учение в этом ракурсе, оснований достаточно. К проблеме ценности русский мыслитель обращается в небольшой, но емкой работе «Практическая философия Лотце, или Наука о ценности бытия», переосмысляя ценность в русле религиозного космизма и обнаруживая характерные для русской религиозной философии универсализм и абсолютизм в её трактовке.

Предпосланная учением Г. Лотце, «Наука о ценности бытия» содержит ряд идей, сформулированных Н.Ф. Фёдоровым независимо от его современников Ф. Брентано и Фр. Ницше – это идеи о личностно-эмоциональном источнике ценности и ее связи с практической сферой, ставшие ключевыми для классической аксиологии. Как философа, Н.Ф. Фёдорова от Г. Лотце, Ф. Брентано, Фр. Ницше, отделяет при этом, можно сказать, всё, кроме исторического периода: разность культурной традиции, общей мировоззренческой и стилистической ориентации. Вместе с тем мы можем констатировать поразительную чуткость русского мыслителя к актуальным проблемам его времени и судить об этом уже по тому, какое место в его учении об общем деле занимало новое для философии XIX века понятие жизни. Именно его лаконичная концепция ценности предопределила направление ценностных размышлений в России – в религиозной философии Н.О. Лосского.

В названной работе Фёдоров связывает ценность с понятиями жизни, смерти и деятельности – дела, практического возвращения жизни. Жизнь определяется им как высшая ценность: Бог не творит неценного, и прежде всего он творит жизнь. Бог, в теистической ключе понимаемый как абсолютная личность, обладает способностью к безграничной любви, в этом и заключается его совершенство. Любовь, как квинтэссенция личности, устремляет каждое человеческое существо, им созданное, и человечество в целом не просто к личному бессмертию, а к обессмерчиванию очеловеченного мира. Каждый, кто жил, обладает ценностью, следовательно, заслуживает любви, а значит, бессмертия, поскольку не бывает любви без желания бессмертия для ее объекта...

Общее дело, направленное на восстановление жизни-ценности, подразумевает, таким образом, следующее:

– во-первых, оно связывает сущность ценности с практической деятельностью – позже эта связь будет артикулирована в философии М. Шелера и Н. Гартмана;

– во-вторых, предполагает нахождение общего объективного критерия ценности (усиление, рост жизни и её переход в надприродное качество) и тем самым закладывает основу для ценностных размышлений Н.О. Лосского;

– в-третьих, акцентирует персоналистский смысл ценности, отмечая личный вклад в общее дело, в основе которого лежит любовь – объединяющая и духовную, и эмоциональную деятельность (здесь очевидна перекличка и с Брентано, и с Ницше, и с философской антропологией М. Шелера);в-четвертых, предпосылает идею о ценностном универсуме. Всё, что существует, – ценно: в мире, созданном Богом, нет ничего неценного.

Исходя из этого, мы можем сделать вывод, насколько в своих отрывочных и вместе с тем целостных, в контексте его собственного учения, размышлениях Фёдоров опережает философскую теорию ценности рубежа XIX и XX веков в решении одной из её ключевых проблем – объединения персонализма и объективности в понимании ценности.