НООСФЕРНОСТЬ ПОЭТИЧЕСКОГО ЭКСПРОМТНОГО МЫШЛЕНИЯ В РУСЛЕ РУССКОГО КОСМИЗМА. NOOSPHERITY POETIC IMPROMPTU THINKING IN THE MAINSTREAM OF RUSSIAN COSMISM

© Т.В.Зоммер
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Рассмотрен феномен возникновения русского космизма как междисциплинарного философского течения на стыке науки и техники, включая область гуманитарных и точных наук. Актуализировано значение русского космизма для современной мировой и отечественной философии. Акцентировано внимание на одной из задач русского космизма по устранению противоречий между наукой и искусством при рассмотрении самого человека с его творческим началом как микрокосма – части космоса, отражающей его целое и находящейся с ним в постоянном взаимодействии. На основе анализа идей научного, философского и лингвистического направлений русского космизма и собственного экспромтного поэтического опыта выдвинута гипотеза о ноосферности поэтического экспромтного мышления в русле русского космизма.

Ключевые слова: ноосфера, поэтическое экспромтное мышление, философия русского космизма, взаимосвязь космоса и человека, микрокосм.

Abstract: The article considers the phenomenon of the emergence of Russian cosmism as an interdisciplinary philosophical trend at the intersection of science and technology, including the field of Humanities and exact Sciences. The importance of Russian cosmism for modern world and national philosophy is actualized. The attention is focused on one of the tasks of Russian cosmism to eliminate contradictions between science and art when considering the man himself with his creative principle as a microcosm - a part of the cosmos that reflects his whole and is in constant interaction with him. Based on the analysis of the ideas of scientific, philosophical and linguistic directions of Russian cosmism, and their own experience of poetic improvisation, the author has a hypothesis on noosfernoj poetic impromptu thinking in the mainstream of Russian cosmism.

Keywords: noosphere, poetic impromptu thinking, philosophy of Russian cosmism, interrelation of cosmos and man, microcosm.

Опираясь на творческое наследие Н.Ф. Фёдорова, можно предположить, что, делая «общее дело» [1], мы приобщаемся к памяти рода, встраиваемся в спираль развития с обращением нашего сознания к трансперсональному бессознательному и посредством сверхсознания сообщаясь с будущим. По сути, философия «общего дела» – это и есть сотворение родовой памяти как коллективной памяти рода с оживлением умерших предков, в первую очередь на уровне идей.

Анализируя идею единства макрокосма и микрокосма, Н.А. Бердяев отмечал, что переход в иные миры или измерения возможен, причисляя к ним миры, сотворяемые и познаваемые в измененном состоянии [2], к которому в данном случае логично причислить состояние, сопутствующее поэтическому экспромту. Творческая личность по Бердяеву, используя свою космическую природу, способна создавать новые миры, не существовавшие ранее, или «путешествовать» по уже созданным, в нашем случае – по подсознанию как коллективной родовой памяти.

Экспромтное поэтическое мышление оказывается мостом, соединяющим творца-поэта с верховной сущностью, называемой верховным Богом, по сути являющимся отражением коллективной памяти рода, лежащей в основе ноосферического разума [3].

Основные тезисы гипотезы были сформулированы мной 2 года назад и в сжатом виде опубликованы под названием «Поэзия как транспорт теурга» как предисловие к книге «Транспорт теурга» [4].

Экспромтные стихи для меня – способ одновременно говорить и мыслить. А поэзия в целом – транспорт теурга, сотворяющего каждый раз поэтический мир заново, делающего первооткрытия в стихе и дающего имена всему проявленному на узловых станциях пересечения сознания и подсознания – деревьям, человеку, явлениям мира и самому теургу. Когда пишу стихи – чаще всего это верлибры на экспромтной основе, передо мной возникает только образная картинка в коллажном стиле – то безмолвное знание, которое я перевожу с визуального языка на вербальный, минуя временной интервал, потому что в экспромтной поэзии прошлого и будущего не существует.

Экспромтное поэтическое мышление вытаскивает из подсознания прямые и выворотные варианты-смыслы, устанавливая связь с более древними, невербальными образами и символами. В поэтическом верлибрическом экспромте тело мысли равнозначно телу поэзии, поэт и поэзия сливаются как частица и волна в кванте, одновременно существуют в движущемся теле поэзии – транспорте теурга. Отсюда «парадокс» экспромтного эксперимента: поэт-экспериментатор, находясь в мыслящем теле поэзии – транспорте теурга – почти никогда не знает, что он пишет в данный момент и что ещё может написать. Хотя слова из личного тезауруса вписываются им по собственной программе в «готовую» форму-сетку в пространстве вариантов [4].

При этом необходимо помнить, что наши предки считали богами людей, достигших в своем развитии уровня Творца, которые могли влиять не на время, а на пространство и материю. При достижении просветления и наивысшей степени развития душа (знания) должны сохранять и сливаться с памятью рода. Это, собственно, можно считать славянским прообразом идеи ноосферического разума, пронизывающей концепцию русского космизма.

Поэтическая экспромтная программа, созданная для прямого общения с богами-предками, убирает преграды между сознанием и подсознанием, выводя наше метафорическое поэтическое экспромтное мышление на новый уровень сверхсознания, в котором человеку на уровне бога-человека-творца становятся доступны древние знания и творческая интерпретация Творца, позволяющая делать открытия.

Таким образом, на примере личной философской экспромтной поэзии в русле русского космизма, можно заключить, что допустимо в целом говорить о возрождении теургической миссии поэта и поэзии. При этом невозможно обойти стороной слова русского поэта и мыслителя Владимира Соловьёва: «Искусство, обособившееся, отделившееся от религии, должно вступить с нею в новую свободную связь. Художники и поэты опять должны стать жрецами и пророками, но уже в другом, еще более важном и возвышенном смысле: не только религиозная идея будет владеть ими, но и они сами будут владеть ею и сознательно управлять ее земными воплощениями» [5].

Литература

1. Фёдоров Н.Ф. Сочинения: В 4 т. – М.: Издательская группа «Прогресс»; «Традиция», 1995–2000.

2. Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М.: Правда, 1989. – 607 с.

3. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 303–311.

4. Татьяна Зоммер. Транспорт теурга. – М.: ДООС-ПОЭЗИЯ. – 332 с.

5. Соловьёв В.С. Три речи в память Достоевского // Соловьёв В.С. Избранное. – М.: Сов. Россия, 1990. – С. 61–113.