ОБЩЕЕ ДЕЛО ФИЛОСОФИИ РУССКОГО КОСМИЗМА. COMMON DEED OF RUSSIAN COSMISM PHILOSOPHY

© О.Д.Куракина
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Русский космизм как философское направление, связанное с освоением космоса, берёт свое начало на ранних Циолковских чтениях. Среди русских мыслителей-космистов особое место занимает Н.Ф. Фёдоров, провозгласивший смертность человека «недолжным» состоянием мира, для преодоления которого он призывал к перестройке всей человеческой деятельности. Русский космизм, как синтез науки, философии и религии, открывает новые перспективы решения проблемы, поставленной перед человечеством Н.Ф. Фёдоровым. Наши представления о мире начинают меняться в сторону многомерного пространства и времени, в котором наш мир составляет лишь ничтожную часть многомерного океана света и разумной воли. Общее дело русского космизма предполагает осознание границ нашего феноменального мира и раскрытие «Антропного универсума» в пространство бесконечных творческих возможностей.

Ключевые слова: русский космизм, Общее дело, Н.Ф. Фёдоров, наука и религия, единая картина мира.

Abstract: Russian cosmism as a philosophical direction, associated with space exploration, originates in the early Tsiolkovsky readings. Among the Russian thinkers-cosmists a special place is occupied by N.F. Fedorov, who declared human mortality “improper” state of the world, to overcome which he called for the restructuring of all human activity. Our ideas of the world begin to change towards multidimensional space and time, in which our world is only a tiny part of the multidimensional ocean of light and intelligent will. Russian cosmism, as a synthesis of science, philosophy and religion, opens up new prospects for solving the problem posed to mankind by N.F. Fedorov.

Keywords: Russian cosmism, Common deed, N.F. Fedorov, science and religion, a single picture of the world.

Артикуляция русского космизма как философского направления берёт свое начало на ранних Циолковских чтениях семидесятых годов прошлого века. Сорок семь лет назад Н.К. Гаврюшин в трудах Циолковских чтений опубликовал статью «Из истории русского космизма», с которой понятие русский космизм стало активно использоваться для обозначения прорывного успеха в освоении космического пространства. В условиях тотальной идеологии диалектического материализма трудами А.В. Гулыги, Н.Н. Моисеева, С.Г. Семёновой, Ф.И. Гиренка и др. в рамках «космической философии» появилась возможность вывести из забвения имена русских религиозных философов, идейных противников тогдашней атеистической власти.

В настоящее время сослагательное наклонение в отношении русского космизма сменилось на утвердительное и, более того, как Общее дело отечественного самосознания русский космизм претендует на то, чтобы стать мировоззренческой доминантой, направленной на формирование единой картины, включающей и современные научные достижения, и традиции классической русской философии, и незыблемые устои православной культуры. Число публикаций по русскому космизму постоянно растёт и уже перевалило за тысячу, тематика русского космизма вошла в образовательные программы вузов, возобновились после определенного перерыва научные конференции, исчезли все препятствия оформления русского космизма как наиболее адекватной отечественной идеологемы, которая со временем может стать национальной идеологией и философией, продолжающей развитие самобытной русской философии XIX–XX вв.

Среди сонма русских мыслителей, вошедших в пантеон представителей русского космизма выделяют и Н.Ф. Фёдорова, провозгласившего смертность человека «недолжным» состоянием мира и призывавшего к «воскрешению отцов» и «регуляции природы», призванным вывести человечество из состояния «несовершеннолетия». Непреходящая заслуга Фёдорова состоит в том, что на фоне интеллектуальных построений общетеоретического характера он предлагает конкретные реальные действия по перестройке всей человеческой деятельности, которая должна быть направлена на сохранение и приумножение жизни, а не на обслуживание всё более изощренных способов её умаления в ходе непрерывных военных противостояний. Столь радикальный проект, который должен стать «Общим делом» всего человечества, несмотря на его кажущуюся утопичность, был с пониманием встречен такими современниками Фёдорова, как Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьёв, Л.Н. Толстой и многими другими не менее известными мыслителями.

Поставленный Фёдоровым вопрос о недолжном состоянии мира, в котором люди, сознающие себя бесконечными, сталкиваются с ограниченностью своего физического существования, прерываемого смертью, в свете философии русского космизма предстаёт как реальный проект, призванный открыть новые перспективы для развития человечества. Современная наука далеко ушла от представлений Фёдорова о возможности воссоздания живых организмов посредством собирания «атомов». В контексте современных физических представлений, тело человека, как всякого земного живого существа, является скорее некоей «жидкокристаллической структурой», несущей в себе совокупную «информационную программу» индивидуума, которую собственно и требуется воссоздавать.

И здесь современный ученый должен был бы выйти за пределы своей конкретной науки: физики, химии, молекулярной биологии и т.д., и стать универсальным мыслителем, который понимает, что такое человек во всей его совокупности. Но наша «дисциплинарная» наука ещё только на пути к сокровенному осознанию человеческого существа, поэтому обращаясь к совокупному опыту человечества нам необходимо учитывать и религиозный подход. Согласно христианскому учению человек умирает только плотью, душа человека бессмертна и может содержать в себе всю полноту знания о его различных состояниях, и именно религиозное представление оказывается ближе всего к современному пониманию.

Русский космизм, как синтез науки, философии и религии, открывает новые перспективы в решении проблемы, поставленной перед человечеством Н.Ф. Фёдоровым. Наши представления о прямолинейных бескрайних пространствах, начинают под напором современной научной мифологемы меняться в сторону многомерного пространства и времени, в котором привычный нашим телесным очам «трехмерный мир» составляет лишь ничтожную часть многомерного океана света, разумной воли и благодати, о котором мы мало что знаем или не помним, как узники «Платоновской пещеры», судящие о мире лишь по бледным теням, отбрасываемым реальными сущностями. Освоение космоса в этой связи будет означать не только «космические полёты» за пределами земной атмосферы, проекты которых разрабатывал и К.Э. Циолковский, но и осознание границ нашего феноменального мира и раскрытие «Антропного универсума» в пространство бесконечных творческих возможностей.