СОФИЙНЫЙ МИФ В ТВОРЧЕСТВЕ А.К. ГОРСКОГО И М.М. ПРИШВИНА 1920–1930-Х ГГ.. SOFIA MYTH IN WORKS BY A.K. GORSKY AND M.M. PRISHVIN IN 1920-1930

© Е.Ю.Кнорре(Константинова)
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: В статье рассматриваются аллюзии к Соловьёвскому софийному мифу в в концепции религиозного творчества А.К. Горского и М.М. Пришвина в 1920-е гг. Делается вывод, что концепция идеальной коммуны (идеального «мы») в дневниках Пришвина 1930-х годов восходит, как и в творчестве А.К. Горского, к идее космического хозяйствования, в основе которой – софийный миф: мотив искупления падшего мира в его восхождении к миру в Боге (Плероме).

Ключевые слова персонализм, космизм, софийный миф, В.С. Соловьёв, Н.Ф. Фёдоров, А.К. Горский, М.М. Пришвин.

Abstract: The article discusses allusions to the V. Soloviev's Sofia myth in A. Gorsky's and M. Prishvin's conception of religious creativity in 1920s. It is concluded that the conception of an ideal commune (an ideal «we») in Prishvin’s diaries of 1930s and in A. Gorsky's works goes back to the idea of space economy based on the Sofia myth with it's motive of the fallen world redemption in its ascent to peace in God (Pleroma).

Keywords: personalism, cosmism, Sophia myth, V. Soloviev, N. Fedorov, A. Gorsky, M. Prishvin.

Проблема рецепции философии христианского персонализма и космизма в творчестве М. Пришвина становится предметом рассмотрения в работах С.Г. Семёновой [1], З.Я. Холодовой [2], А.М. Подоксёнова [3], Е.Ю. Кнорре (Константиновой) [4, 5]. Продолжая изучение данного вопроса, в произведениях М.М. Пришвина советского времени можно выделить сюжет «пути в Невидимый град», в основе которого – аллюзии к Соловьёвскому софийному мифу [6].

Тропа в Невидимый град осмысляется в трудах космистов как путь «космизации» хаоса: это творческий «труд», особый путь «регуляции» искаженной грехом природы человека и мира, который открывает «невидимую землю», Софию. Образ Софии как идеальной «невидимой земли», гармоничного космоса занимает ключевое место в философии русского космизма. В трудах Н.Ф. Фёдорова различаются две ипостаси мира – существование в розни и вытеснении («мир») и гармонизированные стихии космоса, «мир свободных, бессмертных личностей» [7, с. 13] («мiр»). В работах последователей Фёдорова, А. Горского и В. Муравьёва, по-своему воплощается идея В. Соловьёва о пути человечества к Благобытию (миру в Боге). В центре повествования мистерии «София и Китоврас» В. Муравьёва путь Софии, которая, пройдя испытания, должна воссоединить распавшийся мир, привести его к утраченному всеединству. По словам А. Гачевой, В. Муравьёв изображает путь «восхождения всего мира к Плероме, божественной полноте бытия, благого, вечного, абсолютного, не умаляющегося, исцеленного от власти всеуносящего времени» [8, с. 15]. Мотив преодоления времени звучит и в работах А. Горского «Огромный очерк» (1929) и «Организация мировоздействия» (1928), где он пишет о пространственно-временной среде как тьме вечной материи, которая затуманивает зрение человека: «Можно точно описать и очертить те линии тела и лица, которые подаются под напором хаотической тьмы (“вечной тьмы-матери”), т. е. внешней пространственно-временной среды, не охваченной до конца и не переработанной в световую оболочку зеркальной овиди. Такой же борьбой света, чистоты, прозрачности с туманом, мутью характеризуется каждое зрительное восприятие» [9, с. 436]. Религиозное творчество, по Горскому, это путь, проницающий хаос раздробленного падшего мира и открывающий образ целостного вечного мира, очерк которого запечатлевает художник в своих творениях.

Мотив прозрения «очерка» целостного мира звучит в 1920–1930- гг. и в творчестве М.М. Пришвина. В дневниках Пришвина 1926–1928 гг. запечатлен диалог с А. Горским о путях религиозного творчества как космическом хозяйствовании. Как и А. Горский в «Огромном очерке», Пришвин пишет о творящей силе художественного видения, преображающего «весь дух и всю плоть человека» [10, с. 190], в основе которого – «любовь раз-личающая». В статье «Мой очерк» (1933) Пришвин, как и А. Горский, описывает путь прозрения очерка целостного мира, «лица» человека и природы. Мотив восхождения от «я» к «мы» (идеальной коммуне), символу всеединства у Пришвина, звучит в его дневниках, в сюжетах повестей и рассказов 1920–1930-х гг. («Журавлиная родина», «Жень-шень», «Этажи леса» и др.).

Литература

1. Семёнова С.Г. «Творчество идеала и творчество жизни в прозе Михаила Пришвина» // Метафизика русской литературы. – Т. 2. –Издательский дом «ПоРог», Москва 2004. С. 128–162.

2. Холодова З.Я. Художественное мышление М.М. Пришвина: Содержание, структура, контекст. Дисс. ... д. фил. наук: 10.01.01. – Иваново, 2000.

3. Подоксенов А.М. Философско-мировоззренческий дискурс и культурный контекст творчества М.М. Пришвина. Дисс. ... доктора философских наук (24.00.01). – Белгород, 2009. – 365 с.

4. Константинова Е.Ю. Идея творческого воздействия на мир в дневниках М.М. Пришвина 1926–1929 гг. в контексте диалога с Н.Ф. Фёдоровым и А.К. Горским // Литературоведческий журнал. –№ 29. – М.: ИНИОН РАН, 2011. – C. 129–147.

5. Кнорре (Константинова) Е.Ю. Космизм и персонализм мыслителей-«китежан» 1920-х гг.: образ идеальной коммуны в творчестве М. Пришвина, А. Горского, Н. Сетницкого, А. Мейера // Московский Сократ. Николай Фёдорович Фёдоров. Сборник научных статей. М.: «Академический проект», 2018. С. 614–624.

6. Elena Knorre. «Путь в Невидимый град: Соловьёвский и платоновский миф в дневниках М. Пришвина 1910–1930-х годов» // «Soloviev: The Metaphysics of Love». Book of abstracts. June 2–5 2019, Benedictine Abbey in Tyniec, Krakow, Poland. Р. 39.

7. Фёдоров Н.Ф. Сочинения: В 4 т. – Т. I. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1995. – 518 с.

8. Гачева А. Гностические мотивы в мистерии В.Н. Муравьёва «София и Китоврас» // Россия и гнозис. Труды Международной научной конференции «Раннехристианский гностический текст в российской культуре» в ВГБИЛ им. М.И. Рудомино 21.01.2011 г. – Т. I. – СПб.: Издательство РХГА, 2015. – С. 15–51.

9. Горский А.К. Сочинения и письма: В 2 кн. – Кн. 1 / Вст. ст., сост. подгот. текста, комментарии А.Г. Гачевой. – М.: ИМЛИ РАН, 2018. – 1008 с.

10. Пришвин М.М. Дневники 1923–1925. – М.: Русская книга, 1999. – 416 с.