СОВРЕМЕННАЯ КОСМОНАВТИКА В ДИАЛЕКТИКЕ СВЯЩЕННОГО И МИРСКОГО. MODERN ASTRONAUTICS IN DIALECTICS SACRED AND ORDINARY

© И.В.Цуканова
© Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, г. Калуга
Симпозиум
2019 г.

Аннотация: Обнаружена диалектическая взаимосвязь между социокультурными категориями священного и мирского, лежащими на противоположных полюсах феноменального спектра в вопросе развития космонавтики. Обе позиции двигают вперед космическую науку и практику, на разных уровнях стимулируя их творческий потенциал. Сформулирован тезис о том, что именно аутопоэтическое взаимопроникновение исключительного и рутинного в области современной космонавтики может обеспечить ей долгожданный рывок в неизведанное.

Ключевые слова: космонавтика, священное, мирское, диалектика, истина, прогресс.

Abstract: The dialectic interrelation between sociocultural categories sacred and ordinary, lying on opposite poles of a phenomenal range in an issue of development of astronautics is found. Both positions move space science and practice forward, at the different levels stimulating their creative potential. The thesis that autopoetic interpenetration exclusive and routine in the field of modern astronautics can provide it long-awaited breakthrough in unknown is formulated.

Keywords: astronautics, sacred, ordinary, dialectics, verity, progress.

Современная космонавтика, как нам кажется, пребывает в ситуации онтологического выбора: продолжать ли ей быть устремленной к метафизическим высотам, как завещал, к примеру, Константин Циолковский, или же стать проще и понятнее простым смертным, снизойдя до элементарных проблем обывателей. Циолковский мечтал о прорыве человека за пределы дозволенного природой в область трансцендентного «там и потом», где «жизнь совершенных в солнечных лучах» [4, с. 292]. Примерно о том же горячо размышлял и Николай Фёдоров [3, с. 200]. Сегодня космическая наука, наоборот, как бы предлагает забыть о журавле в небе и с комфортом устроиться в имманентном «здесь и сейчас», сделав ставку на ручную синицу. Это иллюстрируется повышенным стремлением разработчиков космических технологий обеспечить за счёт космоса, в первую очередь, оборонные интересы, наладить спутниковые системы связи или, скажем, обнаружить уникальный грунт на других планетах. В эпической схватке сошлись поэзия и проза космоса, музыка небес и музыка земли, или, выражаясь языком Мирчи Элиаде, священное и профанное [5].

Внешне может показаться, что схватка эта трагична и одному из борцов обязательно придется сойти со сцены побеждённым, а другому отпраздновать триумф. Но нет ли во всем этом преобразовательной диалектики, когда борьба между противоположностями приводит к противоречивому единству? Во всяком случае, так полагал Георг Гегель [1, с. 656–659], в авторитете которого нелегко усомниться. Попробуем поразмышлять на эту тему.

Что такое священное? В мифологической картине мира священное, по определению, является чем-то исключительным, выделенным из привычно-рутинного хода вещей. Оно призвано разрывать устоявшийся распорядок бытия с целью остранения и узнавания величественности мироздания. Священное нескучно и празднично, потому что чудесно, оно наполняет душу радостью. В подобном формате космос есть обетование и предчувствие. Но так ли отвратительно профанное? Профанное – это аналог привычного, которое, конечно, может и раздражать, и угнетать. Тем, например, что повторяется изо дня в день. Но не зануда прозаик, а трепетный поэт сказал, что «привычка свыше нам дана: замена счастию она» [2, с. 111]. В обыденных вещах подчас не меньше лирики, чем в случайных: любимая работа, профессиональный навык, привычное кулинарное меню из любимых блюд, процесс дыхания, наконец. От перечисленного устать невозможно. Может быть, смерть, как редкий гость и священна, но почему-то «я надеюсь (как гласит крылатый латинский афоризм) именно пока дышу», добавим, что дышу, в общем-то, банально.

Поэтому стоит констатировать, что истину во взаимоотношениях сакрального с профанным можно, скорее, встретить на их водоразделе. И тема интерпретации космоса не исключение: ведь, действительно, здесь проза является единственным условием поэзии. Важно их взаимное перетекание и превращение. Методичная и с виду рутинная деятельность внешне хмурых от напряженной сосредоточенности учёных произвела на свет лучезарную улыбку Гагарина. В свою очередь она как объект визуальной антропологии воспитала не одно поколение исследователей космоса. Но если мы станем фундировать космическую проблематику исключительно на священных и обаятельных образах, или, наоборот, только на строгих научных расчетах, мы рискуем потерять космос как конечную цель устремлений прогрессивного человечества. Тот космос, который обязательно будет преобразован.

Литература

1. Ойзерман Т.И. Диалектический материализм // Новая философская энциклопедия. В четырех томах. – Т. 1. – М.: Мысль, 2010. – 744 с.

2. Пушкин А.С. Евгений Онегин. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. – 448 с.

3. Фёдоров Н.Ф. Сочинения: В 4-т. – Т. II. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1995. – 544 с.

4. Циолковский К.Э. Воля Вселенной. Космическая философия. – М.: Эксмо, 2015. – 480 с.

5. Элиаде М. Священное и мирское. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – 144 с.